Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Что скрывается за мусорной реформой?

Мусорная реформа, стартовавшая два года назад, по-прежнему остается одним из раздражителей для общества. Сравнивая «до» и «после», люди говорят чаще об ухудшении наблюдаемой системы обращения с отходами. Граждан поддерживают и эксперты, к примеру, аудиторы Счетной палаты РФ, которые в этом году заявили о безуспешности реформы.

Возникающие вслед за этим справедливые вопросы к органам власти внятного ответа не находят. Чиновники, в свою очередь, ссылаются на региональных операторов, получивших два года назад как монопольные права на обращение с бытовыми отходами, так и множество различных полномочий. В Иркутской области два таких оператора ООО «РТ-НЭО Иркутск» и «Северный оператор». На наши вопросы ответит генеральный директор «РТ-НЭО Иркутск» Сергей Сидоров.

Мы появились не случайно

Сергей, почему именно «РТ-НЭО Иркутск» стал региональным оператором? За какие заслуги ваша компания получила фактически монопольное право заниматься отходами на половине территории Иркутской области?

– Мы далеко не случайные люди ни в экологическом предпринимательстве, ни в обращении с ТКО. Все крупные работы, связанные с экологией и бытовыми отходами на территории Иркутской области с 2008 года так или иначе проводились при нашем участии. В качестве примера приведу несколько связанных с нами фактов, о которых мало кто знает.

Сергей Сидоров, генеральный директор "РТ-НЭО Иркутск
Сергей Сидоров, генеральный директор "РТ-НЭО Иркутск

Так, в 2008 году мы запустили один из первых в России частных полигонов ТКО. И с этого же года строим все полигоны ТКО в области. А в 2013 году в рамках федерального проекта «Национальная система химической и биологической безопасности страны», будучи генподрядчиком, мы реализовали проект по ликвидации накопленного экологического ущерба — ликвидировали накопления мышьякового загрязнения в Свирске, что, по оценкам экспертов, позволило спасти около 120 человеческих жизней и снизить показатель онкозаболеваний в городе на 14%. Это сейчас в области есть такие известные проекты как ликвидация отходов «Усольехимпрома» и БЦБК. В то время таким, и даже более опасным для экологии региона проектом был мышьяк в Свирске.

Еще до того, как Росатом начал ликвидацию на «Усольехимпроме», мы охраняли и содержали за свой счет три опасных объекта на этой территории. Активно оказывали помощь в проектных работах по ликвидации «ртутного» цеха.

За последние несколько лет практически очистили от свалок территорию национального парка в Ольхонском районе, (вывезли более 520 тысяч кубометров мусора). За следующие три года мы планируем полностью ликвидировать незаконные свалки на побережье.

Все это очень серьезные, но, по большому счету, локальные задачи, как территориально, так и стратегически. Вопрос в том, как подрядчик из сферы экологического предпринимательства стал региональным оператором. Это ведь разные уровни.

— Я понимаю, о чем вы говорите. Системной работой по обращению с отходами мы тоже успешно занимались. На протяжении нескольких лет, до начала работы регоператора, мы фактически были монополистами по обращению с ТКО в таких крупных городах как Ангарск и Усолье-Сибирское. Это позволило наработать ценный опыт, компетенции, которые мы были готовы масштабировать. Понимали, с чем придется столкнуться регоператору и каким образом будем выполнять поставленные задачи.

Уже став региональным оператором, мы реализовали несколько значимых проектов в экологии, которым СМИ уделили недостаточное внимание. Первый проект — это ликвидация последствия наводнения в Тулуне и Тулунском районе. Сразу после бедствия мы отправили около 150 единиц техники в зону затопления. Около 70% физических работ по ликвидации завалов, сносу домов и уборке мусора сделано нами или на нашей технике. Про это никто не знает и не торопится рассказывать. А если вдруг не вывез один раз мусор или сорвал график вывоза — контейнерная площадка обязательно облетит все паблики в соцсетях и еще напишут, что мы работать не умеем.

Второй проект — это проведение работ на БЦБК. Совместно с МУП «Канализационные очистные сооружения Байкальского муниципального образования» связанная с нами компания провела понижение уровня надшламовых вод в картах накопителях шлам-лигнина. В результате уровень надшламовых вод в картах накопителях был снижен на 30 тысяч кубометров, удалось увеличить мощности резервуарного парка промплощадки БЦБК более, чем на 8000 кубометров, исключив попадание вредных веществ в экосистему. Это были первые реальные работы по ликвидации отходов шлам-лигнина на БЦБК и мы гордимся результатом.

На мой взгляд, все вышеперечисленное свидетельствует в пользу того, что выбор нашей компании регоператором был неслучайным. На момент проведения конкурса по определению регоператора у нас был необходимый опыт, ресурсы в виде техники и объектов размещения отходов и, конечно, профессиональная команда. Фактически мы были единственной компанией в Иркутской области, которая могла финансово и технически решить задачу, поставленную государством.

Открыты для дискуссии

Звучит отлично, но возникает закономерная реакция – почему результат работы такой успешной опытной команды обрастает сейчас массой злободневных вопросов. Готовы их услышать?

— Не только услышать, но и ответить на них. Но для начала отметим факт – реформа в стране стартовала вовсе не с подачи регоператоров или отдельных юридических лиц, занимающихся экологическим предпринимательством. Вовсе не мы пришли в Москву и сказали «хотим перемен», это решение федерального правительства. Главной причиной для начала мусорной реформы послужила ухудшающаяся экологическая обстановка в РФ. Плохая экология — это причина 13 миллионов смертей в год, 19% всех онкологических диагнозов, трети болезней детей в возрасте до пяти лет и усугубления сердечно-сосудистых и легочных недугов. Половина горожан, а это более двух третей населения РФ, живут в условиях высокого уровня загрязнения воздуха.

Опыт других стран показывает – начало экологических изменений всегда связано с мусором, со способами его сбора и утилизации. Создаваемая в настоящее время система оборота ТКО способствует предотвращению вредного воздействия отходов производства и потребления на здоровье человека и окружающую среду, а также вовлечению отходов в хозяйственный оборот в качестве дополнительных источников сырья.

Именно для этой цели был создан институт региональных операторов по обращению с ТКО, задача которых создать в регионах четырехуровневую систему по обращению с отходами, включающую в себя сбор, транспортировку, обработку, а также утилизацию и размещение. Это если коротко говорить об очевидном. Теперь готов выслушать острые вопросы.

Наиболее популярный из них – неужели реформа для того, чтобы дать заработать монополистам за счет граждан?

— Мы, как региональный оператор, являемся монополистами. Хорошо это или нет? Опять же на федеральном уровне было решено, что только в том случае, когда в одних руках сосредоточены основные ресурсы, можно говорить о реализации больших проектов и создании сложной системы обращения с ТКО. Этот тезис подтверждается жизнью. По отдельности ни одна из десятка компаний, занимающихся до 2019 года вывозом ТКО в Иркутской области, не смогла бы реализовать такой проект. А у крупной компании — регоператора такой шанс есть!

А что касается расхожих обвинений в духе «обобрать народ», «заработать за счет людей», то давайте посчитаем. За последние полтора года создано инфраструктуры больше, чем во все предыдущие года вместе взятые. Автопарк мусоровозов вырос на 41%. На данный момент вывоз твердых коммунальных отходов осуществляет 245 единиц техники, 72 из которых приобретено с начала 2019 года. В настоящий момент в стадии открытия находится девять объектов размещения отходов: три из них построены за счет бюджетных средств, шесть — за счет регионального оператора. За полтора года работы в создание инфраструктуры по обращению с ТКО региональный оператор инвестировал 807 миллионов рублей. В эту сумму вошло расширение и обновление автопарка — 634 миллиона рублей, запуск первой очереди мощностей по сортировке ТКО в Иркутске, Слюдянке и Ангарске — 97 миллионов рублей, создание объектов по размещению ТКО — 65 миллионов рублей, приобретение и установка мусорных баков — 11 миллионов рублей.

Собираемые с людей платежи еще не окупили эти инвестиции. Точность выполнения графика вывоза выросла с 87% (до начала реформы) до 98,7% на текущий момент. Кроме того, охват услугой обращения с ТКО в Зоне 2 (Юг) увеличился с 86% (начало 2019 года) до 92% на данный момент.

Почему в таком случае люди продолжают говорить, что реформа ничего не изменила и с началом работы регоператора стало только хуже?

— Каждый имеет право на свое мнение. Но до начала реформы в большинстве населенных пунктах мусор выбрасывали, мягко говоря, с нарушением закона. Вот вам пример — город Байкальск. Там мусор лет 20 возили на одну из карт с лигнином, находящуюся в водоохранной зоне. При этом общественники и экологи регулярно выражают опасения насчет высокой опасности схода селя с хребтов Хамар-Дабана. Стихия может разрушить карты, лигнин попадет в Байкал. Но никто из активистов даже не упоминает, что в таком сценарии в озеро попадет не только лигнин, но и накопленный мусор – более опасный отход.

Как простой житель может увидеть изменения? Все познается в сравнении. Чтобы понять, что нами уже сделано, нужно сесть в мусоровоз и проехать на нем по нескольким маршрутам, посмотреть, что происходит с мусором.

Пока же люди наблюдают реформу только на своей мусорной площадке. За которые, кстати, отвечают органы местного самоуправления или собственники, а не региональный оператор, и там ситуация особо не поменяется. Рано или поздно заработает раздельный сбор и будет просто стоять больше контейнеров — это, пожалуй, единственное изменение, с которым реально могут столкнуться горожане и жители области.

Вы отметили, что за контейнерные площадки отвечают органы местного самоуправления или собственники. Расскажите подробнее, где начинается и заканчивается зона ответственности регоператора?

— С момента вступления в силу мусорной реформы законодательство разделило обязанности между региональными операторами органами МСУ и управляющими компаниями. Четко определено, кто отвечает за создание и содержание мест накопления ТКО, а кто — за обращение с ТКО с момента их погрузки в мусоровоз. Региональный оператор обязан вывозить отходы исключительно из мест накопления отходов, а также мусор, который просыпался при выгрузке содержимого контейнеров в мусоровоз. А все, что касается создания и содержания контейнерных площадок, в том числе уборка мусора вокруг них, является зоной ответственности органов местного самоуправления и управляющих компании.

Люди таких тонкостей не знают. Их аргумент – раньше баки каждое утро были пустыми, а сейчас нет.

— Это одна из самых распространенных жалоб, люди недовольны. В чем же причина? В большинстве случаев — просто изменилось время вывоза отходов. Происходит это так. Из-за так называемого «закона о тишине» шумные работы вблизи жилых домов можно проводить с 8:00 до 21:00, а в воскресные и нерабочие праздничные дни — с 7:00 до 23:00 и вовсе запрещены любые действия, нарушающие тишину и покой граждан в многоквартирных домах.

Поэтому график вывоза в будние дни вынужденно сдвигается на дневное время, когда большинство жителей находится не дома. В результате имеем следующую ситуацию: утром, человек выходит на работу и видит на площадке мусор, скопившийся за вечер. Днем наши мусоровозы вывозят отходы, а к вечеру, к моменту когда человек возвращается домой, баки запросто могут быть заполнены новой порцией ТКО. Поэтому и создается впечатление, что о них «забывают».

В зоне ответственности регоператора находится более 13 500 контейнерных площадок. Поверьте, физически невозможно разом, с 7:00 до 8:00, вывозить отходы со всех 13 500 площадок, чтобы жители по пути на работу могли собственными глазами увидеть, что работа идет.

На сегодня точность графика вывоза в нашей зоне ответственности составляет около 98,7%. Все цифры и реестр контейнерных площадок находятся в открытом доступе на нашем сайте. Ежедневно мы отслеживаем срывы вывоза. Если случилось, что по какой-либо причине с площадки не были вывезены отходы, мы вносим ее в график на следующий день и устраняем проблему.

А что с переработкой отходов? Об этом много говорится, но результатов пока не видно.

— Давайте разберемся, что такое переработка. Это процесс, при котором отсортированные отходы перерабатывают в изделия или полуфабрикаты. Такие компании и объекты уже есть и в Иркутске и в Ангарске и в других городах. Каждый перерабатывает свой вид отходов и пока мощностей хватает на тот объем вторичного сырья который извлекается.

Обычно под переработкой имеют в виду сортировку, когда мусоровоз сначала заезжает на сортировочную станцию, где мусор сортируется и только потом едет на полигон.

Хорошо, как тогда обстоит ситуация с мусоросортировочными станциями?

— Они строятся. Это долгий процесс, имеющий две причины. Во-первых, все, что касается экологии, проходит очень долгий период согласования. Во-вторых, отсутствие земельных участков. Так сложилось, что земельный участок под очередной торговый центр найти могут, а под сортировку отходов земли нет. На сегодня ведется строительство двух мусоросортировочных комплексов в Ангарске и Слюдянке, хотя из-за пандемии есть задержки при поставке оборудования. Что касается Иркутска, то работа по созданию мусоросортировочной станции на улице Полярная приостановлена по жалобам жителей. Мы ведем поиск земельного участка для ее переноса. Поэтому не переживайте, все двигается. Нельзя за один или два года пройти путь, который другие страны проходили 20 лет.

Плата за мусор – обязанность каждого

Много вопросов возникает в связи с оплатой услуг регоператора. Например, жители интересуются, почему они должны что-то платить, хотя отдельного договора не заключали?

— Если говорить простым языком, то услуги регионального оператора необходимо оплачивать для того, чтобы компания могла выполнять свои обязательства и следить за чистотой окружающей среды в зоне своей ответственности. Что же касается заключенного договора, то важно отметить – наш договор с физическими лицами заключается на основании публичной оферты или автоматически, на основании соответствующих федеральных законов и постановлений. В случае необходимости получения копии договора потребителю нужно обратиться на горячую линию регионального оператора или отправить заявку на наш электронный адрес.

Собственники жилых помещений в многоквартирных домах могут заключить договор либо через управляющую компанию, либо напрямую с региональным оператором в случае проведения общего собрания собственников жилья, на котором принято решение о переходе на прямые договорные отношения. Собственники частных домовладений заключают прямой договор с регоператором.

Почему юридические лица и должны платить именно вам? Ведь многие заключали договор с другой компанией?

— Вывоз ТКО и сбор платы за данную услугу осуществляет только региональный оператор. Обязанность вывозить TKO и право взимать плату за эту услугу закреплено за регоператором 89 Федеральным законом. Вывоз других видов и классов отходов могут осуществлять и иные компании.

Почему юридические лица должны платить по нормативу?

— Для организаций, не представивших данные о накоплении отходов или не имеющих своих контейнерные площадки, расчет оплаты услуги по вывозу ТКО производится по действующим нормативам, исходя сведений которые нам предоставил образователь отходов, а если не предоставил, то из сведений об организации, находящихся в свободном доступе.

А если организация желает перейти на учет отходов «по факту»?

— Потребителям, желающим внести изменения в действующие договоры в форме дополнительного соглашения, необходимо предоставить сведения об организации через личный кабинет на сайте регионального оператора или обратившись к нам любым доступным способом: по телефону, по электронной почте или направив письмо по обычной почте.

К слову о нормативах, общественники, занимающиеся мусорной реформой, говорят о том, что нормативы завышены. Это так?

— Встречный вопрос. А вы знаете, каким должен быть норматив? Весь шум вокруг завышенных нормативов — это влияние псевдообщественников, привлекающих к себе внимание. Как пример, мы столкнулись с одной пожилой дамой, активисткой, которая писала заявления что установленные нормативы многократно завышены. Но в итоге этот «эксперт» в сфере ЖКХ как оказалось, не знала ни графика вывоза мусора с ее площадки, ни объем контейнеров. Она даже цвет контейнера не знала, но сделала расчеты, по которым она якобы в два раза переплатила. Когда мы подняли данные ГЛОНАСС, оказалось, что они оплачивают на 15-20% меньше отходов, чем образуют. И таких примеров много. И это касается не только простых граждан.

Вот другой пример, касающийся уже юридических лиц. К нам со скандалом обратилась одна крупная торговая сеть. В своих магазинах они продают продукцию собственного сельхозпроизводства. Претензия была следующая: наши расчеты необъективны, такого объема отходов, как мы считаем, по нормативам у них нет, и они привыкли платить меньше, чем сейчас.

Что сделали мы? Выборочно установили камеры на контейнерных площадках вблизи магазинов. И таким способом выяснили, что эти контейнерные площадки просто заваливаются мусором из магазинов этой сети. Когда мы посчитали количество образованных отходов, то получили число, в два раза превышающее норматив!

Мало того, что такая сеть обязана иметь свою контейнерную площадку согласно СанПИН, которой у них нет, так еще все эти годы, до реформы, за отходы этой сети платило население. И сейчас, подавая претензии и требуя перерасчета, эта компания пытается переложить плату за свои отходы на плечи населения. В таких случаях на уступки мы не пойдем.

Но когда счета были выставлены ошибочно, мы без проблем проводим перерасчет. Для этого достаточно написать заявление в любом из наших отделений или позвонить на горячую линию.

Люди, живущие в сельской местности, в садоводствах, зачастую просят вернуться к прежней схеме вывоза мусора, или к так называемому пакетному сбору. Реально ли это?

— Организация пакетного сбора в частном секторе и СНТ — дело затратное, это увеличение километража, который преодолевают мусоровозы, увеличение количества рейсов и, соответственно, затрат, которые несет регоператор. А увеличение затрат напрямую коснется тарифа. Хотят ли жители тех районов, где необходим пакетный сбор, увеличения тарифа? Этот вопрос — повод для отдельной дискуссии.

Кроме того, пакетный сбор отходов не соответствует СанПин (нарушает п. 2.1 и п. 2.11 СанПиН 2.1.7.3550-19), а также полноте оказываемой услуги. Так, 20-30% отходов — это крупногабаритные отходы, которые не вывезешь пакетами. И если нет инфраструктуры, то куда их деть?

При этом мы запустили комбинированный сбор в населённых пунктах. Если в населенном пункте есть площадки по ТКО и крупногабаритные отходы, то мы готовы запускать мусоровоз, который будет делать остановки в согласованных местах и в четко определенное время. Это позволяет увеличить доступность услуги для населения несмотря на то, что органы местного самоуправления не провели должной работы. Поэтому по заявке органов местного самоуправления такая система может быть запущена.

Для СНТ схема комбинированного вывоза применяться не будет. Допустимо только создание контейнерных площадок.

Но тариф ведь и так вырос, кстати по каким причинам?

— Прежде всего стоит напомнить, что размер платы за обращение с ТКО зависит не только от установленного тарифа, но и от утвержденного норматива накопления ТКО. Что касается тарифа, рост связан с несколькими факторами.

Во-первых, так сложилось, что размер затрат на оказание услуги по вывозу твердых коммунальных отходов зачастую основывался на незаконном обращении с отходами. При старой системе отходы с целью минимизации затрат зачастую направлялись на несанкционированные свалки, расположенные в черте населенного пункта. Нередки были случаи отказа операторов от предоставления услуги по вывозу ТКО из тех районов, где велика была вероятность сработать в убыток, а это, в свою очередь, способствовало росту количества несанкционированных свалок. Сейчас такого нет. Региональный оператор обязан вывозить отходы с каждой КП, которая присутствует в зоне его деятельности.

Во-вторых, до 2018 года в тарифах на утилизацию (захоронение) ТКО плата за негативное воздействие на окружающую среду при размещении отходов не учитывалась и не взымалась с населения. Сейчас она входит в тариф.

И в-третьих — НДС. Раньше НДС не входил в состав тарифа. Если вычесть налоговую составляющую и плату за негативное воздействие, то роста затрат, связанных непосредственно с услугой, практически не произошло

Из каких затрат сейчас состоит тариф регионального оператора?

При установлении единых тарифов региональных операторов мы используем следующую структуру расходов:

  • услуги по транспортированию ТКО;
  • услуги операторов по захоронению ТКО на полигонах, в том числе:
  • — плата за негативное воздействие на окружающую среду;
    — инвестиционная составляющая;
  • налоги, в том числе НДС и налог на прибыль;
  • банковская гарантия
  • прочие расходы

Большая часть расходов связана как раз с транспортировкой отходов — она занимает почти 60% структуры тарифа. Еще четверть в структуре расходов составляет захоронение, то есть плата полигонам.

Что касается нормативов накопления ТКО, то они устанавливаются министерством жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области исходя из замеров накопления ТКО в конкретном муниципальном образовании.

На нашем сайте в разделе «Вопрос-ответ» вся информация находится в открытом доступе: формулы расчета, ставка тарифа и нормативы накопления.

Еще один вопрос, касающийся в большей степени жителей сельской местности и СНТ. Почему люди должны оплачивать ваши услуги, даже если контейнерная площадка находится далеко от дома или участка?

— По большому счету этот вопрос должен быть адресован не нам, а местной администрации. Показатель качества нашей работы — это частота вывоза отходов и соблюдение установленного графика. Определение места нахождения контейнерных площадок и их установка не является обязанностью регоператора. Единственное, что мы можем это дать рекомендации местной администрации по оптимальному месту расположения КП и количеству контейнеров, если нас, конечно, об этом попросят.

Предоставлять реестр контейнерных площадок, с которых необходимо осуществлять вывоз ТКО, это обязанность органов МСУ, так же как и создание и содержание этих площадок. Мы не распоряжаемся землей, на которой установлены контейнерные площадки. Мы не можем просто прийти и сказать собственнику земли или представителю местной власти — «здесь будет или должна быть КП!». Это будет самоуправством.

Что касается конкретно нашей работы, то удаленность контейнерной площадки не влияет на качество нашей услуги. Мы вывозим отходы вне зависимости от удаленности площадок, на которые нам указывает местная администрация, и для нас нет разницы, с какой площадки в населенном пункте осуществлять вывоз. Себестоимость в одном населенном пункте на единицу вывезенных отходов фактически одинаковая. На сегодняшние день точность графика вывоза ТКО с контейнерных площадок в Зоне ЮГ-2 — 98,7%, а это значит, что регоператор оказывает качественно и своевременно услуги по вывозу отходов. Собственно за это потребитель и должен заплатить.

В случае несогласия жителей со схемой размещения или дефицитом контейнерных площадок необходимо жаловаться в органы местного самоуправления.

В некоторых случаях люди заявляют о том, что свой мусор они самостоятельно вывозят или утилизируют, например сжигают. Должна ли в таких случаях начисляться плата?

— Сжигать отходы без специального оборудования, которое очищает выбросы, запрещено. К тому же, не все отходы горят или гниют, поэтому часть отходов все равно приходится утилизировать иным способом.

Только региональный оператор имеет право на обращение с ТКО в зоне своей своей ответственности. Самостоятельно размещать и тем более утилизировать отходы нельзя.
Одна из главных идей реформы — на определенной территории дать право на обращение с отходами одной компании, чтобы облегчить контроль за ее деятельностью и не допустить еще большего распространения несанкционированных свалок. Простыми словами, работу одной компании контролировать легче, чем деятельность тысяч юридических и физических лиц.

Поэтому доступ на полигон с ТКО закрыт для всех, кроме регионального оператора, и если кто-то заявляет, что он сам вывозит ТКО, он, скорее всего, лукавит, и так называемый вывоз отходов происходит либо в лес, либо на ближайшую контейнерную площадку, откуда уже отходы вывозит регоператор и плата за услугу в любом случае будет начислена.

А если собственник отходов был пойман при самостоятельной утилизации отходов и заплатил штраф, он остается должен регоператору?

— Если собственник отходов сам признал факт незаконного обращения и понес наказание в соответствии с пунктом 8.2 КоАП, то мы скорее всего произведем перерасчет, так как услуга не была оказана. Но подобных случаев в нашей практике еще не было. Поэтому я рекомендую не изобретать велосипед, а работать напрямую с регоператором. В случае если региональный оператор не получает оплату за оказанную услугу, мы идем в суд. В этом случае на нашей стороне не только данные системы учета, которые подтверждают факт оказания услуги, но и действующее законодательство и положительная судебная практика.

***

Получить подробную информацию о деятельности регоператора можно на сайте rtneo-irk.ru в полезных разделах: «Вопрос-ответ», «Для юридических лиц» и «Для физических лиц».

Звонить/писать c актуальными вопросами можно на горячую линию регоператора:
(3952) 43-44-11 и на почту contact@rtneo-irk.ru
Режим работы: с 8:00 до 19:00 (будни), с 9:00 до 18:00 (выходные).

Чтобы перейти на учет отходов «по факту», пишите на почту contact@rtneo-irk.ru

Адреса отделений
Центральный офис — Иркутск, улица Лермонтова, 337 «Б»

Филиалы:
Ангарск, улица Карла Маркса, 74А, БЦ «Капитал»
Усолье-Сибирское, улица Ленина, 78, офис 5
Слюдянка, улица Ленина, 124
Черемхово, улица Ленина, 5, офис 325
Саянск, микрорайон Юбилейный, 38
Тулун, улица Володарского, 26

Режим работы отделений и центрального офиса
С понедельника по пятницу с 8:00 до 17:00
Обеденный перерыв с 12:00 до 13:00

Фото предоставлено «РТ-НЭО Иркутск»

  • Сарказм Городской 30 ноября 2020 в 09:20 0

    откачали надшламовых вод в картах накопителях на 30 тысяч кубометров пишут. Это 3000 рейсов асенизаторных машин с 10 м3 бочками. Куда этот объем жидкости дели? Вы только представьте сколько техники должно быть. это же надо эту жидкость как минимум на очистные городские сооружения увозить или куда…

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля