Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Игорь Кобзев: что скрывается между строк?

Предновогодняя пресс-конференция губернатора – событие довольно тривиальное для иркутских журналистов. Сколько их было за эти годы – и губернаторов, и пресс-конференций! Но, в действительности, по таким медийным событиям очень легко судить о губернаторе как человеке. Он оказывается на ладони. Мимика, интонации, часто употребляемые слова, оговорки – это всё материал для дотошного писаки, любящего заглянуть чуть глубже, чем готов показать политик.

Мы наблюдали и аристократический лоск Дмитрия Мезенцева, его особую питерскую интеллигентность. Видели, насколько сложные конструкции выстраиваются в мозгу Сергея Ерощенко, который сочетал смелость и осторожность в действиях, прикрывая их туманными формулировками, защищая свои идеи от ненужного вторжения. Попадали под фонтаны ностальгии по советским временам в исполнении непримиримого борца с капитализмом Сергея Левченко.

Теперь наблюдаем за Игорем Кобзевым.

Сестренка краткость

Первое, что бросается в глаза – это то, что Кобзев на своей пресс-конференции отказался от традиционного приема скромных похвал себя и своих подчиненных. Не натягивал Иркутскую область на глобус: мы не услышали ничего о том, что «Иркутская область стала лучшей среди регионов России…», «вошла в десятку передовиков…» и так далее. Этого не было от слова «абсолютно».

За полчаса вступительной речи Кобзев рассказал о ситуации с коронавирусом. О работах по ликвидации последствий паводков 2019 года. Об экологических проблемных точках – БЦБК, «Усольехимпроме», лесных пожарах. О бюджете. О площадке ИВВАИУ. При этом не стеснялся в выражениях, порой проскакивали словечки типа «мутация вируса» — в отношении COVID-19, «саботаж» — в отношении застройщиков индивидуального жилья в подтопленных районах.

Довольно откровенно губернатор сразу же признался, что когда спускался с трапа самолета в декабре 2019 года, после назначения врио губернатора Иркутской области, еще не понимал, что его ждет. А кто понимал? Год, действительно, удался на славу. Кобзев оценивает это время как важный этап собственного профессионального роста.

И во время всех этих незапланированных событий, по всей видимости, всем и стало очевидно, насколько хорошо врио губернатора вошел в резонанс с населением Иркутской области: мы – люди, привычные к ЧС, у нас и «самолетопады», и наводнения, и лесные пожары, и сгоревшие деревни, и еще масса всего примечательного. И губернатор – нам под стать: профессиональный спасатель с военной выучкой.

Поэтому неудивительно, что «интересный год» у нас прошел без паники, и даже серия землетрясений воспринималась, как рябь на воде.

Между нами – космос

Теперь касательно общения с журналистами. Есть такая психологическая книжонка Джона Грэя – «Мужчины с Марса, женщины с Венеры». Используя эту аналогию, можно смело сказать об общении губернатора и журналистов на итоговой пресс-конференции: «между нами – космос», и расстояние куда больше, чем между Марсом и Венерой.

Кобзев довольно много внимания уделил теме коронавируса. Он подробно и нелицеприятно рассказывал о ситуации в нашей медицине, сказал спасибо волонтерам, даже благодарственные письма дал СМИ, которые поддерживали телемарафон «Спасибо, доктор».

И тем удивительнее были вопросы журналистов, которые откровенно сетовали на ограничения, связанные с COVID, например, почему кинотеатрам разрешили работать, а театрам – нет? Кобзев был вынужден напомнить, что аудитория театров взрослее, чем кино, а 88% летальных случаев от коронавируса – люди в возрасте за 60 лет.

Конечно же, сетования понятны: все скучают по массовым народным гуляньям, по корпоративам, новогодним елкам в театрах и так далее. Однако для Кобзева это уже закрытая тема: он просто просит набраться терпения и подумать о главном — здоровье. И позаботиться о своих пожилых родственниках. А среди населения (и журналисты – его неотъемлемая часть) все еще многие верят, что можно легко вернуться в «доковидные» времена, достаточно просто отменить запреты.

В поисках «опоры»

Любопытно, но в речи губернатора довольно часто звучит понятие «опорные территории», «опорный бизнес». Это касается и ситуации с лесхозами, с концепцией борьбы с лесными пожарами – к концу следующего года уже будет внедрена новая структура лесохозяйственной деятельности в системе минлеса Иркутской области. (Кобзев заявил, что к очередному пожароопасному сезону успеть не получится – времени не хватит, а тушить пожары и одновременно реорганизовать ответственную организацию – неправильно, так что лучше со структурой поработать после тушения пожаров).

Это же касается и сельского хозяйства: здесь также предлагается пойти по пути опорных бизнесов, которые подтянут территории вокруг себя.

В целом Кобзев придерживается той точки зрения, что никакие территории не должны обезлюдеть – даже Мамско-Чуйский район, и везде нужно найти основу для развития.
Равноудалил и равноудалился.

Довольно любопытная тема, которую можно вытащить с пресс-конференции губернатора – это его отношения с элитами и крупным бизнесом. Было несколько вопросов журналистов, так или иначе затрагивающих эту тему, и во всех случаях Кобзев продемонстрировал одну и ту же стилистику.

Так, отвечая на вопрос о снижении налогов от лесного бизнеса, он не побоялся упомянуть в числе проштрафившихся Группу «Илим», а ведь раньше о ней говорили или хорошо, или ничего. Пообещал, что к концу первого квартала в целом с крупным бизнесом о налогах поговорит.

На вопрос о выходцах из крупных финансово-промышленных групп, работающих сейчас в его правительстве, он заявил, что они занимаются темами, в которых эти предприятия не участвуют. По всей видимости, он сознательно убрал их подальше от лоббистских возможностей.

Ну а когда кто-то из журналистов решил провентилировать излюбленную тему Александра Битарова – о сносе 1300 домов 335 серии – Кобзев и вовсе сделал вид, что пока не видит определенной перспективы этого проекта. Он заявил, что уже заключил соглашение с Центральным НИИ строительных конструкций, и по итогам научного исследования будет принято решение, что делать с домами этой серии – ремонтировать или сносить. В любом случае, вопрос он намерен решать с опорой на федеральный центр.

Мотивация

Игорь Кобзев представляет довольно любопытный типаж в том плане, что несмотря на довольно высокую степень откровенности в оценке ситуации в регионе – ему и дистанционное обучение в школах не сильно понравилось, он признает, что условия для такой работы есть далеко не везде; и ситуация в здравоохранении не устраивает – он считает, что существует множество проблем с лечением хронических заболеваний во время пандемии COVID, в целом он заряжает оптимизмом. И откровенно признает, что ему интересно работать в Иркутской области. Это чувствуется между слов. И не притворяется, что уже стал местным на все сто процентов. Даже его биологические часы еще не до конца перестроились, и ему легче работать после 13:00 (по московскому времени это – после 08:00). Но он старается. А что у него из этого получится, посмотрим в следующем году.

Галина Солонина, специально для IRK.ru
Фото пресс-службы правительства Иркутской области

  • Борис Полянчиков 3 января 2021 в 17:09 0

    Громкие рукоплескания, переходящие в овации. Браво, Галина Солонина! А мнение других людей Вас интересует?

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля