Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх
 Спецпроект «Неудобная тема»

«Депрессия и суицидальные мысли идут фоном». История иркутянки с биполярным расстройством

Вам знакомо состояние, когда без видимых на то причин отличное настроение сменяется апатией, депрессией и грустью? Для людей с биполярным расстройством — это обычная реальность. В состоянии мании они могут свернуть горы, но после этого наступает тяжелая депрессия, которая способна привести к суициду. В чем особенности данного психического расстройства, как живут люди с БАР, и что им помогает справляться с депрессией и манией. Своей историей с IRK.ru поделилась 33-летняя иркутянка Наталья.

Зачем мне к психиатру?

В конце февраля 2019 года меня уволили с работы. Одной из задач было размещение анонсов мастер-классов, которые проводил образовательный центр. Так получилось, что я забыла и не разместила информацию. Сейчас понимаю, что можно было найти другой выход из ситуации, исправить ее. Но тогда ни я, ни мой руководитель ничего не предприняли, в результате меня просто уволили.

Из-за проблем с работой сильно переживала. Состояние было нарастающим, казалось, что становится все хуже и хуже. Пошла на тренинг к психотерапевту, к которому до сих пор хожу. В один из дней говорю: «Таня, вообще сил нет. Я жить не хочу». На что она отвечает: «Иди к психиатру».

В смысле, иди к психиатру? Я что неадекватная какая-то? Зачем к нему идти, cама могу разобраться. Меня так это возмутило.

Первый мой психиатр Мария Леонидовна — хороший специалист. Она пыталась понять, что со мной происходит, задавала разные вопросы. Помню, как спросила про папу, в итоге я проплакала весь сеанс. Я из неблагополучной семьи, поэтому отношения с родителями для меня были болезненной темой. Сейчас отношусь спокойнее, все-таки терапия дает о себе знать.

Сильно испугалась тогда, что у меня могут быть какие-то заболевания психологического характера. Врач назначила нормотимики (препараты, которые выравнивают настроение — Прим. авт.), я пропила их две недели и узнала, что беременна. Прием таблеток пришлось приостановить.

Во время беременности и после родов гормональный фон женщины сильно меняется, что влияет на эмоциональное состояние. Как я выяснила позже, существуют препараты, которые можно принимать во время беременности и грудного вскармливания (далее ГВ — Прим. авт.).

Важно понимать, что если ты беременна и у тебя БАР — это не фатально.

В январе 2020 года у меня родилась вторая дочь. В апреле начались проблемы с молоком. Пригласила консультанта по ГВ, мы стали устанавливать причину, что могло произойти. После какого-то ее вопроса меня опять выщелкивает, плачу несколько дней. Пандемия, муж вышел на работу, дома двое детей — видимо, все наложилось.

Пишу своему психотерапевту, рассказываю всю историю. В ответ она начинает описывать мои ощущения, что со мной происходит, и в конце говорит: «Наташа, надо пить таблетки. Прекращай кормить грудью». Так я снова перешла на нормотимики.

Депрессия и БАР

В июне психотерапевт предположила, что у меня циклотимия (расстройство настроения, которое проявляется циклической сменой, перепадами, колебанием хорошего и плохого настроения — Прим. авт.). Диагноз «Биполярное расстройство второго типа» поставила психиатр в ноябре 2020 года. Для него больше характерны депрессивные эпизоды, мания не ярко выраженная. При БАР первого типа человек обычно находится в мании, она длится дольше и ее проявления сильнее.

Биполярное аффективное расстройство или БАР — одно из психических расстройств, которое связано с нарушениями эмоциональной жизни человека. Оно имеет два полюса, которые сменяют друг друга: мания — состояние эмоционального подъема, и депрессия — эмоциональный спад.

Как установил психиатр, депрессия у меня длилась два года: то закидывало в такое состояние, то было более-менее ровно. Биполярное расстройство, вероятно, началось еще раньше. По словам моего психотерапевта, рождение второго ребенка запустило его так, что я уже не смогла сама справляться.

В условиях стресса и пандемии, когда сидишь дома и не можешь никуда выйти, нарастает чувство тревоги, не знаешь за что браться, куда бежать и что делать. Поэтому во время пандемии у людей, естественно, обострились психические расстройства.

Сейчас, анализируя свою жизнь, понимаю, что первый депрессивный эпизод произошел еще в 7 классе, в 13 лет. Когда мне было 14, умер папа. Думаю, что пик переживаний приходится на то время. Поэтому в подростковом возрасте нужно быть очень внимательным к своим детям, отслеживать, чтобы у них не было стрессов, разговаривать с ними.

У подростков тоже перестраивается гормональный фон. Плюс много давления от родителей, в школе, они чаще сталкиваются с кибербуллингом (травля в интернете — Прим. авт.). И если ребенок находится в постоянном стрессе, ему нужно помогать, а не думать, что все пройдет само, когда он повзрослеет.

«Многие не знают о своей болезни»

Самая большая проблема людей с БАР в том, что они не знают о своей болезни. Многие живут обычной жизнью: ходят на тусовки, дискотеки, где громкая музыка и много людей, не спят по ночам, употребляют алкоголь. Представляете, как сильно это действует на психику? Им плохо, депрессия и суицидальные мысли идут фоном. Они настолько с ними сливаются, им кажется, что у всех так, что нет ничего необычного в перепадах настроения, списывают все на усталость.

Согласно мировой статистике, БАР в разных формах страдают около 2% людей во всем мире.

БАР и стабильность — понятия несовместимые. Людям с БАР постоянно приходится выводить себя в рациональный график жизни, потому что как только ты из него выпадаешь, у тебя происходят перепады настроения.

У меня сейчас четкий и отлаженный режим дня. Это связано не только с тем, что двое детей, одна из дочерей ходит в детский сад, а муж ездит на работу. Я чувствую, что мне самой это нужно. До появления семьи я тоже придерживалась определенного режима, вставала в четыре утра, ложилась спать в восемь вечера, но сейчас не могу себе такое позволить.

Я не считаю себя ненормальной, у меня просто есть особенность. У меня есть мой диагноз — БАР. Всю свою жизнь теперь должна построить исходя из этого, хочу я или нет.

Как могут помочь близкие

Из близких о моем диагнозе знает сестра, муж и пара подруг. Моих родителей нет уже очень давно. Родственники со стороны мужа видят, что я веду соцсети, но никто не готов, видимо, касаться этой темы. Да и у меня нет желания при встрече сразу всем рассказывать.

В обществе сформировалась стигма в отношении нас. Люди думают, что человек с БАР сумасшедший с растрепанной головой и языком на плече, бегает и кричит. Если увидите человека на улице, никогда не поймете, что у него БАР, даже если он будет в депрессии.

Часто от близких можно услышать: «Возьми себя в руки», «Иди работай». Они не понимают твое состояние, оно кажется им странным.

В Санкт-Петербурге и Москве работают группы, которые учат родителей взаимодействовать с детьми с БАР. Потому что, если ты не принимаешь, что в твоей семье человек с биполярным расстройством, то ты не понимаешь сути. По статистике 20% людей с БАР совершают суицид, но если своевременно начать лечение, таких последствий можно избежать.

Близким сложно, потому что они не знают, что делать, как помочь. К примеру, обращаются в инспекцию ПДН, а подросток с БАР обижается на это. Родственников тоже можно понять, когда что-то происходит с настроением, этому привыкли не придавать значения.

Если видите, что с вашим мужем или женой, ребенком, что-то происходит, не надо думать, что ему станет легче — не станет. Чаще всего мы не понимаем и не осознаем. Нужно аккуратно, тактично поговорить с близким, попробовать найти психотерапевта и записаться к нему на диагностику.

Чем опасны мания и депрессия?

Манию и депрессию при БАР легко отличить друг от друга. В состоянии мании ты — весельчак, у тебя все круто, кажется, что можешь выпить безумное количество алкоголя и при этом нормально себя чувствовать. В мании ты можешь бросить работу, продать квартиру, переехать, развестись, разбить машину. Чувствуешь себя немного Бэтмэном. Особенность БАР в том, что чем выше тебя подкинет (мания), тем ниже потом упадешь (депрессия).

Для мании характерна повышенная работоспособность. Ты генерируешь идеи, спишь по несколько часов в сутки. Тебе хочется дольше оставаться в таком состоянии, не впадать в депрессию, поэтому появляется алкоголь и легкие наркотики. С алкоголем ты на подъеме короткий период времени, на следующий день — похмелье, плохое настроение, срыв режима дня.

Если я сейчас выпью даже бокал вина, мое лечение депрессии будет впустую. Придется все начинать заново.

Психиатры и те, кто работают с пациентами с БАР, больше опасаются мании. В ней нет никакой терапии. Потому что ты не можешь спокойно сидеть, тебе нужно бежать, что-то делать, совершать какие-то действия. Потом очнулся и понял, что продал квартиру, взял кредит и переехал на Бали. В мании ты реально не в себе. Перед ней есть гипомания, когда ты чувствуешь, что появляется больше сил, но еще можешь это сдержать, погасить.

Еще одна проблема людей с БАР — шопоголизм. У меня такого не было, потому что нет огромных сумм в кармане, но у других это распространено. Большая проблема существует с социализацией. Нам сложно в обществе по ряду причин. Как работодателю объяснить, что тебе плохо и ты не можешь встать на работу?

Во время депрессии появлялись суицидальные мысли, но я думала, что так у всех. Ты идешь по улице и замечаешь высотки.

Мы обычные люди, просто эмоции всегда испытываем сильнее. Это касается и грусти, и радости. У меня, например, ярче выражена депрессия. Благодаря терапии и таблеткам нет того тяжелого состояния, которое было на протяжении долгого времени.

У меня было упадническое настроение, тревога и ощущение ненужности этому миру. Сдерживали и не давали уйти в тяжелое состояние дети, ты же не скажешь им, что тебе плохо, пытаешься себя расшевелить. Сейчас, когда рассказываю об этом близким, они не понимают, почему я раньше не говорила.

Если вы несколько месяцев ощущаете тревогу и думаете о суициде — это ненормально, расскажите об этом другу, родителям, но не оставляйте это без внимания. Я, поговорив с психотерапевтом, пошла к психиатру и начала принимать таблетки.

Лечение таблетками и дневник эмоций

После курса антидепрессантов суицидальные мысли не появляются. Даже близкие заметили, что нет таких эмоциональных скачков. Раньше я могла психануть, дернуться, любая ситуация могла стать триггером и вызывала сильные эмоции.

Курс лечения подбирает и назначает врач. При депрессии одних нормотимиков недостаточно, поэтому дополнительно принимаю антидепрессанты. В месяц курс обходится в 2500-3000 рублей.

Я веду дневник эмоций. Это часть моей терапии. Мания и депрессия обязательно сменяют друг друга. Для того чтобы увидеть промежутки между ними — неделя, месяц — каждый день записываю, какие таблетки принимала, сколько спала, какие эмоции преобладали, куда и сколько денег потратила.

Человеку с БАР следует отслеживать усталость, грусть, переутомление и перевозбуждение. В такие моменты нужно максимально позаботиться о себе, отдохнуть. Важно обращать внимание на свои потребности.

Почему не обойтись без терапии?

На протяжении 7 месяцев нахожусь в терапии. Если не принимать таблетки и терапию, БАР прогрессирует. Важно понимать, что таблетки помогают отчасти, только на физическом уровне, но чтобы решить психологические проблемы нужна помощь психотерпаевта. При этом, если не будешь сам над собой работать, терапия не поможет.

Постепенно многое в жизни меняется. Понимаете, БАР — это не весь ты, это какая-то часть тебя. Помимо этого я — мама, жена, подруга. Чаще всего мне стыдно говорить о том, что у меня БАР. Все-таки еще боюсь стигмы, неправильного восприятия обществом. Знаю достаточно людей с биполярным расстройством, но сомневаюсь, что они хотят об этом говорить.

Терапия научила меня брать ответственность за свое состояние, настроение. Теперь думаю, как будет лучше мне, прислушиваюсь к своим желаниям. Раньше мне казалось, что не нашла предназначение, поэтому часто меняла работу. Сейчас понимаю, когда у тебя БАР, работоспособность сильно зависит от эмоционального состояния. Ты не хуже остальных, просто у тебя такая особенность.

Перестала обижаться на мужа. Смогла принять родителей, ушли обиды и претензии по отношению к ним. Терапия дает уверенность, начинаешь верить в свои силы. Воспринимаешь себя и мир вокруг иначе, приучаешься видеть хорошее.

Задача терапии в том, чтобы ты научился обходиться без врача, помогать себе самостоятельно.

Большая работа идет по принятию диагноза. Психотерапевт дает конкретные методики, которые помогают разбираться в эмоциях, контролировать их. Раньше я ходила к писхотерапевту несколько раз в неделю, сейчас уже — раз в две недели.

Мне хочется выйти в ремиссию. Но для начала нужно убрать депрессию, сейчас над этим работаю. Курс антидепрессантов рассчитан на полгода, потом, скорее всего, останусь на нормотимиках. Планирую, что не на всю жизнь. Для того чтобы выйти в ремиссию, важно самой регулировать настроение, режим дня, питание, окружение (избегать токсичных людей).

«Я не одна». Группа поддержки для людей с БАР

В Инстаграме я создала группу поддержки людей с биполярным расстройством. Мы собираемся раз в неделю. Приходят люди разного возраста, социального статуса, мировоззрения, они по-разному относятся к терапии, психиатрам и медикаментам.

Люди боятся, что кто-то их узнает. Не хотят называть свое имя, говорить, где работают, и это их право.

Мне важно было понять, что я не одна. Хотелось увидеть людей с БАР, узнать об их опыте, поделиться своим. У нас работа в группе отличается от того, что многие привыкли видеть в американских фильмах, когда один человек поднимает руку, представляется, рассказывает о своей проблеме, а остальные ему помогают.

Задача группы не в том, чтобы оценить тебя, сказать, как тебе жить. У нас есть свой слоган: «Либо промолчи, либо поддержи». Каждый может сказать, что он был в такой ситуации, знает как это, и готов поделиться, что делал именно он. Я ищу место, где мы соберемся, пишу посты в Инстаграм, мне это интересно и придает силы.

Группа комфортна тем, что в ней нет директивы — все на равных. Мы просто делимся опытом, не оцениваем друг друга. Здорово, когда можешь поддержать других людей, привнести что-то новое в их жизнь, помочь разобраться. Это такой своеобразный кружок по интересам.

Сложно бывает найти хорошего психиатра, психотерапевта. Люди иногда месяцами ходят по врачам, а им даже дигноз не могут поставить. В группе поддержки мы можем посоветовать друг другу специалистов, работающих с биполярным расстройством, что очень важно. В дальнейшем мне бы хотелось связать свою деятельность с БАР или психологией.

Алина Вовчек, IRK.ru
Фотографии Маргариты Романовой

  • Росман Сергей 20 февраля 2021 в 02:03 +1

    Мой первый комментарий!

    Когда-нибудь мы поймём, что вся психопатология имеет своей причиной единый источник - дезорганизацию деятельности нейронно-глиальной сети ГМ. Это показывают современные ЭЭГ исследования. Поэтому нужно лечить именно эту дезорганизацию и для поисков ранних признаков заболевания делать ЭЭГ по…

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля