Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх
 Спецпроект «Политика в вопросах и ответах»

Маргарита Цыганова: «В 28 лет можно стать министром. Все границы у нас в головах»

Месяц назад в Иркутской области назначили нового министра по молодежной политике. Им стала председатель профкома ИГУ 28-летняя Маргарита Цыганова. На недавней встрече с молодежью министр рассказала о планах работы и о том, в чем видит свои задачи.

Встреча проходила в рамках федерального проекта Росмолодежи «Диалог на равных». Послушать нового министра и задать вопросы пришли школьники, студенты и работающая молодежь.

В формате интервью IRK.ru публикует наиболее актуальные вопросы, заданные участниками встречи. На них отвечает министр по молодежной политике Иркутской области Маргарита Цыганова.

По подсчетам иркутских социологов, 37% уезжающих из региона — люди от 15 до 25 лет, которые ищут себя. Остро стоит вопрос о самореализации молодежи, как планируете его решать?

— Самореализация — широкое понятие, каждый из нас вкладывает в него свой смысл. Министерство должно стать площадкой для осуществления возможностей, где можно открыто заявить о своей идее, где ее помогут воплотить в жизнь и масштабировать. На исполнение некоторых идей нужны средства на старте, чтобы их получить, надо подать заявку на грант. И с этим мы тоже поможем.

Мне бы хотелось, чтобы, когда заходишь в министерство, чувствовалось, что оно работает с молодежью. Нам важно стать акселератором, где все вместе собираются и генерируют идеи. Поэтому мы открыты для любой молодежной организации. Приходите к нам на Свердлова, 28.

Как вы будете выстраивать взаимодействие с другими городами и районами, которые далеко от Иркутска?

— Начну с того, что я из Тайтурки (поселок в Усольском районе — прим.ред.) и понимаю, насколько важно привлекать ребят из разных городов и поселков нашего региона. Считаю, что нужно выезжать туда на место и проводить обучения, привозить интересных спикеров. Попробуем провести «Диалоги на равных» с мэрами муниципальных образований, часть из них уже откликнулась.

Главное, вместе планировать такие мероприятия. Для меня самое неправильное, когда министр едет, например, в Усолье-Сибирское и через административный ресурс загоняет туда людей. Мне бы хотелось, чтобы, если у территорий есть запрос на обучение молодежи, обмен опытом, они обращались к нам в министерство, тогда мы соберем команду и приедем. Важно, чтобы это действительно нужно было муниципальным образованиям, а не диктовалось нами.

У нас проходят форум «Байкал», Иркутский городской форум молодежи. Участие в таких крупных мероприятиях дает возможность получить компетенции, не выезжая из региона. Сейчас есть хороший кейс — тур «Область молодых». Его организаторы выиграли грант и теперь ездят по региону, формируя молодежные управленческие команды, которые при помощи министерства смогут развивать свои идеи в городах и районах.

Для меня потребности молодежи являются вектором. Не важно из села ты или из города, близко или далеко. Мы ничем не отличаемся, только расстоянием.

Как вы относитесь к молодым людям, которые в январе выходили на массовые протестные митинги в Иркутской области? Как министерство по молодежной политике скорректировало свою работу после этих акций?

— Очень правильный вопрос — не как вы относитесь к политике, к митингам, а к людям. Важно понимать, что какие бы процессы ни происходили — политические, имиджевые, самое важное, кто там находится — это люди и что происходит с ними после. Мое личное мнение и мнение как руководителя совпадают — нужно не постфактум работать, когда процесс случился, митинги прошли. Я считаю, что нужно поговорить с ребятами, что их беспокоит. Министерство — да, мы корректируем работу. Мы должны делать так, чтобы люди выходили с проблемой и приходили к нам.

Сегодня школьники нуждаются в системе наставничества, преемничества. Как вы планируете развивать это направление?

— Я считаю, что у каждого в жизни должен быть учитель. Иногда такой человек появляется сам по себе. Очень важно, чтобы у молодежи были свои кураторы. У нас есть идея системы наставничества по принципу: школьники — студенты — работающая молодежь. Для всех возрастов актуальна тема карьеры и личностного развития.

Важно, чтобы все мероприятия и проекты, в которых участвуете, прокачивали ваши скиллы (навыки — прим.ред.) и в будущем складывались в карьерный путь. Для того, чтобы после окончания школы или вуза вы знали, куда себя применить.

Частично получилось реализовать историю с наставничеством. Мы пробовали делать совместные проекты с РДШ (Российское движение школьников — прим.ред.). Сейчас часть активистов оттуда являются лидерами студенческих объединений, они не потерялись после школы.

Что происходит со студентами? Ребята руководят студенческими объединениями, управляют людьми, у них формируется авторитет, свой имидж. Затем они выпускаются из вуза, приходят работать на завод или в школу и им приходится заново всем что-то доказывать. Если бы была преемственность, карьерный путь у молодого человека складывался бы иначе.

В школах и вузах мы находимся в группах, объединены общими целями и задачами. Работающая молодежь у нас отдельно — и это проблема. При предприятиях есть советы молодых специалистов, но между собой они не обмениваются опытом. Я предложила коллегам создать Совет работающей молодежи при министерстве, чтобы мы могли с ними общаться и понимать их проблемы.

Считаю, что и после 30 лет можно пойти работать в отряды, почему нет — классный опыт. Министерство по молодежной политике приобретает билеты и отправляет молодежь на разные форумы — «Таврида», «Территория смыслов». Благодаря нам можно построить карьерный путь в любом возрасте и заявить о своей идее.

С какими трудностями вам пришлось столкнуться в первое время после назначения министром?

— На самом деле, это самый популярный вопрос за последнее время. Везде спрашивают, как изменилась моя жизнь. Мы должны понимать, что все ограничения в головах. Если мы для себя ставим границу, что в 28 нельзя стать министром, тогда так и есть. А если считаем, что можно, то люди вокруг тоже начинают так думать, и дальше вместе растете.

Не скажу, что все легко. Это не так. Заходишь в министерство, а там радуга не сияет, ничего само собой не решается. Приходится погружаться, разбираться в вопросах вместе с коллегами. В правительстве ко мне понимающе относятся, потому что я из молодежи. Переживаю, конечно, груз ответственности большой. Боюсь подвести молодежь и подорвать доверие.

Где можно получить консультацию по подаче заявки на грант?

— У нас сейчас нет консультативного центра, чтобы прийти как в МФЦ, но есть идея создания проектного офиса. Пример у нас был, проводили «Ночь проектов». До этого организовывали школу социального проектирования. Но традиционно студенты загружают проекты в последнюю ночь. Так и возникла идея в экспресс-формате рассказать, что такое социальное проектирование, как писать проект, как правильно заполнить заявку. В «Ночи проектов» участвовал 51 человек.

Я понимаю, что неправильно все делать в последний день, но молодежь пока так привыкла. Будем приучать к системности. Проектный офис — это возможность получить консультацию вне зависимости от конкурса, потому что фондов огромное количество. Мне кажется, для молодежи идеальный вариант через чат-бот подать заявку, отправить проект и получить его уже в режиме правок.

Какие условия для поощрения добровольцев созданы в 2021 году?

— У нас в регионе учрежден знак для добровольцев. Будем награждать им ребят в торжественной обстановке. Плюс есть областной конкурс «Лучший доброволец Иркутской области», действует отдельная грантовая поддержка, субсидии министерства по молодежной политики для добровольческих организаций.

Если говорить про федеральную повестку, то тоже есть классные проекты, в которых можно поучаствовать. Волонтер — универсальный человек, который помогает людям в разных сферах, поэтому прокачивать свои навыки можно в разных темах. Последний проект Росмолодежи, в котором я поучаствовала, — «Топ Блог». Мне кажется, лидерам волонтерского движения тоже полезны такие проекты, чтобы дальше продвигать себя как бренд.

У нас есть идеи по системному обучению ребят. Например, волонтерство в условиях ЧС. Совместное обучение с волонтерами-медиками по оказанию первой медицинской помощи. Возможность получать навыки и повышать свою квалификацию — это тоже преимущество, которое дает добровольческая деятельность.

Будет ли в этом году проходить молодежный форум «Байкал»?

— Форум «Байкал» планируем в августе. Сейчас с коллегами в ускоренных темпах готовимся, потому что было непонятно в каком формате — офлайн или онлайн его проводить. Мы не можем управлять пандемией, но я надеюсь, что форум пройдет в офлайне, и молодежь меня поддержит в этом вопросе. Сделаем все, чтобы соблюсти необходимые противоэпидемиологические меры.

Я ездила на форум как участник, потом — как лидер волонтерского корпуса и руководитель площадки. Понимаю изнутри многие процессы. В этом году хочется вдохнуть новую жизнь в форум «Байкал». Динамика у него есть, он развивается, растет. Благодаря коронавирусу мы научились жить по-новому, и есть моменты, которые срочно стоит применить в работе.

Помимо добровольческих и волонтерских организаций на территории Иркутской области есть много других молодежных, студенческих объединений и организаций. Как планируете поддерживать их?

— Поддержка всех молодежных объединений должна быть системной. Я всегда привожу в пример ИГУ. У нас прозрачная система назначения повышенной стипендии. В личном кабинете студенты видят свои достижения и баллы, комментарии экспертов. Есть открытые рейтинги по тому или иному направлению деятельности. Студенты могут подать апелляцию, если не согласны с оценкой своих достижений.

По сути, это портфолио, которое в один клик можно выгрузить и предоставить работодателю в качестве рекомендации. Я хочу адаптировать эту систему под специфику наших молодежных объединений. Применить, условно, геймифицированный подход. Кто играл в компьютерные игры, знает о чем я, ты прокачиваешь свои скиллы, получаешь баллы и проходишь определенные уровни.

Если в таком формате попробовать построить работу с молодежью, то это будет круто. В министерстве уже начинали эту историю, сейчас ее нужно актуализировать и усилить. Я понимаю, что молодежь хочет три-пять простых шагов и возможность «получить плюшку». Должны быть и «плюшки», и обучение (поездки), которые тоже будут даваться за что-то.

На какой стадии проект создания Дома молодежи в Иркутске?

— Хочу обратить внимание, что мы уже проводим мероприятия в «Звездном», наполняем с вами жизнью это место. Очень надеюсь, что у нас получится реализовать проект Дома молодежи. Сейчас я уже не в статусе общественника, и помимо этой решаю еще и другие задачи.

Понимаю, что все не быстро решается, есть препятствия на этом пути. Мы обязательно будем привлекать общественность и наших старших товарищей, искать союзников в этом вопросе. В министерстве прорабатываем дополнительные решения, как ускорить эти процессы, чтобы у молодежи появился дом.

Алина Вовчек, IRK.ru
Фото Никиты Тетенкова (группа «Проект-студия ГОС» во «Вконтакте»)

  • Mobilis 6 мая 2021 в 11:17 0

    Боюсь спросить за какие заслуги можно стать министром в 28 лет. Да образование явно не МГИМО/МГУ Это к тому что своих детей тоже министрами не прочь трудоустроить. Странно что эта девочка смогла вообще ответить на какие-либо вопросы, несмотря на бессвязность статьи. Вот смотрите заданы прямые…

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля