Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх
 Спецпроект «Набережные Иркутска: прошлое, настоящее, будущее»

Истории иркутян о набережных города: Цесовская и не только

Один из глобальных архитектурных проектов в новейшей истории Иркутска — реконструкция Курбатовских бань и строительство других знаковых объектов на Цесовской набережной. Инициатором масштабных изменений является компания En+ Group. Энерго-металлургический холдинг делает все, чтобы Иркутск стал центром развития Сибири.
Задачу компании поставил ее основатель, предприниматель Олег Дерипаска еще на этапе создания промышленной Группы. И сегодня мы видим, как амбициозные планы воплощаются в жизнь. Мы продолжаем рассказывать читателям истории, связанные с набережными Ангары. На этот раз пойдет речь о Цесовской набережной.

Абсолютное большинство иркутян привыкли видеть эту часть берега вдоль Ангары закрытой и безлюдной, поэтому пока не очень хорошо представляют, что со временем она превратится в удивительное атмосферное место. Место, где современные территории будут гармонично соседствовать с возрожденными зданиями конца 19 — начала 20 веков, прекрасно вписывающихся в городской пейзаж у реки.

История началась в 2017 году, когда холдинг на торгах купил право на восстановление объекта культурного наследия — Курбатовских бань — с приспособлением к современному использованию. На тот момент здание банного комплекса представляло собой развалины, сохранилось только 11% стен со стороны улицы Николая Гаврилова. За пять лет проект значительно расширился, инвестор восстанавливает уже девять объектов на Цесовской набережной общей протяженностью около километра.

Иркутяне бережно хранят историю родного города, в том числе и Цесовской набережной. Мама, бабушка и прабабушка журналиста Дины Оккерт жили в этом районе, для нее он — часть семейной истории. Их добротный бревенчатый дом стоял по адресу Гаврилова, 4. Прабабушка Дины Айша Мансурова с мамой, мужем и двумя дочерьми переехали в этот дом в 1947 году.

Недалеко, на Бограда, ныне Чудотворской, был гастроном. В народе его называли «Водник». Всё детство мама Дины Альфия Выходцева, она родилась и выросла в доме на Гаврилова, бегала туда за хлебом, за молоком. Она вспоминает, что там продавали сметану на развес и очень вкусную селёдку, её доставали прямо из фляги.

На фоне витрины того самого магазина, который называли «Водник», 1950-1960 год
Прабабушка Айша Абубекаровна с внучкой Раечкой
Прабабушка Айша Абубекаровна
На фоне витрины того самого магазина, который называли «Водник», 1950-1960 год Прабабушка Айша Абубекаровна с внучкой Раечкой Прабабушка Айша Абубекаровна

— Мыться ходили в Курбатовские бани. Бабушка рассказывала, что когда-то дворе бань стояли лавочки и фонтан, а в буфете продали чай, мороженое, пиво. Ещё при бане была прачечная, поэтому обычно в баню ходили с тюками белья — и помыться, и постирать, — рассказывает Дина Оккерт. — По воспоминаниям мамы, в 1970-х в Курбатовских банях был ещё один буфет, со стороны Цесовской набережной. Там тоже продавали мороженое. Самое обычные стоило десять копеек, самое дорогое — «Ленинградское» — 22 копейки. Часто ей покупали мороженое, и она спускалась с ним к реке, бросать камни в Ангару.

Бабушка Зайтуна Казбеевна с дочкой Альфией (мамой Дины)
Бабушка Зайтуна Казбеевна с дочкой Альфией (мамой Дины)

По словам мамы, на Цесовской набережной всегда были рыбаки, там же находился причал, а по Ангаре ходил речной трамвайчик. Часто и мужчины после бани шли с пивом на берег. Училась мама в 17-й школе и много времени проводила на бульваре Гагарина. Если с одноклассниками сбегали с уроков, то всегда шли туда. И первое свидание у мамы было у Ангарского моста. Позже, когда я родилась, она гуляла со мной по бульвару Гагарина. Набережная и сейчас ассоциируется у неё с детством и юностью, с местом прогулок.

Прабабушка Айша Абубекаровна с внучкой Раечкой
Прабабушка Айша Абубекаровна с внучкой Раечкой

Как вспоминает мама, строительство гостиницы «Интурист» началось, когда она пошла в первый класс, а закончилось, когда она училась в десятом. И все десять лет она наблюдала из окон школы, как этаж за этажом росло здание «Интуриста». Для меня район Цесовской набережной — часть семейной истории. В конце 80-х, когда мне было лет восемь, вся наша семья разъехалась по квартирам и дом продали. Но я и сейчас помню сирень, которая росла во дворе, помню дом, его запах. Помню и как ходили в Курбатовские бани, их я тоже, к счастью, успела застать. Нижняя Набережная, бульвар Гагарина и остров Юность — места для меня очень тёплые и родные.

Семья на прогулке по набережной. Отсыпали дорогу на Юности, ещё нет мостика (1965-1968 год)
Семья на прогулке по набережной. Отсыпали дорогу на Юности, ещё нет мостика (1965-1968 год)

Иркутянка Екатерина Голуб с 2018 года живет в трехэтажной «сталинке», памятнике архитектуры — Доме Павлова, прямо напротив Курбатовских бань, которые сейчас строятся. Раньше в этом доме находилась типография. В нем собирались видные хозяйственники.

— Конечно, мы рады, что все преобразуется, даже знаю, что и как будет — видела проект. Раньше Цесовская набережная всегда была чем-то суперзакрытым, на отшибе, я это помню потому что в старших классах очень много времени проводила в центре Иркутска и влюбилась в эти места. Поэтому, когда мы с мужем съезжались, даже выбора не стояло, где хотим жить — только в центре, недалеко от реки.

Мои друзья, которые здесь родились и выросли, рассказывали, как они в детстве лазили на Глазковский мост с внутренней части до середины реки. Уже в школе мы с друзьями как-то вдоль Ангары, у самой воды, по трубам с Нижней набережной проникали на огороженную забором территорию Цесовской набережной, потому что было интересно. А на не огороженной территории — от чаеразвесочной фабрики и до Глазковского моста — всегда была дорога, а справа — тоненькая пешеходная тропинка, это просто «дикий» берег, он совсем неблагоустроенный, со спуском прямо к реке. Место непроходное, людей там мало, почти никто не ездит. Там на берегу частенько до сих пор стоят рыбаки, по вечерам на машинах приезжают парочки, чтобы смотреть на реку.

Сейчас, когда у меня самой появился ребенок, несколько иначе уже на все смотрю. Хотелось бы полноценную набережную, а не как сейчас — спуск сразу к воде. Это для меня самое важное — чтобы к тому моменту, когда я смогу отпускать ребенка одного гулять на улицу, здесь было безопасно и комфортно. Место само по себе красивое. Глядя на реку, испытываешь умиротворение, спокойствие, великолепный вид открывается на Глазковский мост, особенно вечером. А осенью очень красивое сочетание золотых листьев с синей водой и небом. Спокойствие, умиротворение, приятная атмосфера, неспешное течение жизни — это всё я испытываю на Цесовской набережной. Нет суеты, благодаря удаленности от оживленных трасс. Можно сказать, что это место силы, где я набираюсь энергии. Если здесь появится современное удобное пространство — замечательно. Уверена, что Цесовская набережная будет центром притяжения для иркутян.

Владимир Корнилов — спортсмен, автор велосипедного проекта «Три набережных любимого города», в рамках которого с 2013 года проводится целая серия любительских велозаездов, посвященная красотам Иркутска. Каждый год на открытии велосезона, как правило, это конец апреля, до ста иркутских любителей велоспорта проезжают от Московских ворот по старому Ангарскому мосту, через Привокзальную набережную, территорию у спорт-парка «Поляна», потом через Плотину ГЭС возвращаются на правый берег и через Верхнюю набережную, через острова Конный и Юность и доезжают обратно до Московских ворот. Таким образом, кольцо по берегам Ангары замыкается.

— Это очень красивый прогулочный маршрут. Основная изюминка в том, что он довольно длинный, но при этом вполне подъемный. Велосипедист любого уровня эти 22 километра за три-четыре часа преодолеет с удовольствием, не спеша проезжают даже дети. И при этом уникальность маршрута в том, что он практически не выходит на дороги общего пользования. Вот только закрытый кусок Цесовской набережной приходится объезжать по улице Сурикова, по улице Чкалова, с заездом на мост, и этот участок пути довольно напряженный, потому что приходится пересекать потоки автомобильного транспорта, плюс еще и дышать выхлопными газами. И в данном случае закрытая Цесовская набережная для велосипедиста, как «кость в горле», если можно так выразиться. По ней от Московских ворот мог бы быть прекрасный маршрут по правому берегу до ГЭС.

Когда Цесовскую набережную откроют, это будет просто замечательно, как для велосипедистов, так и для пешеходов, где иркутяне на протяжении десяти-пятнадцати километров смогут находить в непосредственной близости к красавице Ангаре!

Кадры с первого за сто лет велозаезда по Цесовской набережной вошли в видеоклип к Дню России, в котором были сняты несколько городов страны

Владимир Корнилов знает, о чем говорит: этот будущий маршрут уже удалось опробовать 11 июня. Участники первого за сто лет велозаезда стали первопроходцами, специально для которых открыли закрытую на протяжении многих десятилетий территорию бывшей ТЭЦ на Цесовской набережной в Иркутске. В перспективе благодаря реконструкции веломаршрут, которому дадут уже новое название — «Все набережные Иркутска» — станет не только удобным, но и живописным, в нем будут сочетаться архитектурные ансамбли Цесовской набережной и уголки природы на островах Конном и Юность.

Мама и бабушка иркутской художницы Александры Константиновой жили рядом с рекой Ушаковка.

— В 1960-х годах, когда моей маме Елене Николаевне Жовнирук было 5-7 лет, они с бабушкой Анной Васильевной Тарасовой, ходили на Ушаковку и стирали бельё. Они жили в доме в переулке Журавлёва в Правобережном округе. Это недалеко от Нижней набережной. Тогда в квартирах не было водоснабжения, поэтому большое бельё носили под мост к реке. Вещи стирали дома, а полоскали в реке. Кто жил подальше — возил бельё на тележке, так делала и моя мама, а её подруга носила в тазике.

Часто Елена ходила одна полоскать бельё. Она рассказывала, что маленькие дети могли попасть в течение реки и чуть не уплыть, так как большое бельё на ветру превращалось в парус.

Когда в колодцах не было воды, все ходили на источники, там был родник, и людям приходилось таскать воду оттуда даже для поливки огорода. Источник находился около оврага, где в 90-е годы располагалась свалка. Сейчас там построили мост на улице Чапаева.

— Мы всегда купались на Ушаковке, ездили на велосипедах, кто-то на раме, кто-то пешком. Нас было человек 10-15 от 7-9 лет. Брали с собой редиску, лук, соль, хлеб, было очень весело. По улице Первомайской спускались и там доходили до реки. Это была наша самая лучшая речка, самое лучше место.

— Каждый год моего детства был разделён на две части, — рассказывает Алексей Келэвро. — Мы с семьёй приехали в Иркутск в 1991 году. И полгода я жил на бульваре Постышева — это Октябрьский район, а другие полгода на улице 5-й Армии — Кировский район. На Постышева мне приходилось быть хулиганом, а на 5-й Армии — интеллигентом.

На бульваре набережная была искусственная. Раньше там была отсыпанная коса и железная баржа. На том месте, где сейчас находится Верхняя Набережная, много локаций и кафе. Мы ходили туда каждый день. Везде находили ресурс для игр: по баржам можно было прыгать, играть в пиратов. И поскольку бульвар Постышева находится под склоном, мы брали старые покрышки и катили их по улице, они разгонялись и летели в воду. Такого рода развлечения у нас были. Ещё там стоял старый заброшенный кирпичный завод, куда мы часто лазили с ребятами.

Площадь около Александра Третьего, только вместо памятника там был шпиль
Площадь около Александра Третьего, только вместо памятника там был шпиль

А вот на 5-й Армии всё было скучнее, там жили партийные, творческие люди. Нужно было много читать, чтобы соответствовать. Разговаривали только о чём-то научном, художественном. Если о телепередаче — то о «Звёздном часе» или «Что? Где? Когда?». Самое интересное — это большая стена из камней, которой уже, наверное, нет. Она стояла там ещё с царских времён.

Церковь, которая расположена на 5-й Армии, появилась только к концу 90-х годов. До этого там стоял заброшенный планетарий, в нём завелись летучие мыши. Тогда все жители того района вывешивали бельё на улицу, на верёвки. И летучие мыши прилипали к простыням, они же не видят белого. Сейчас вряд ли в Иркутске можно найти летучих мышей, тем более в центре.

Что может удивить других, так это то, что на бульваре и на 5-й Армии различался запах. На Постышева запах был таким же, как и окружение — всё какое-то самобытное. А на 5-й Армии, когда спускаешься к Набережной, запах свежести вперемешку с тиной.

Елена Алексеева, специально для IRK.ru
Фото предоставлены героями материала и из архива IRK.ru

  • Трололо 13 ноября 2022 в 14:46

    Помню времена, когда между микрорайоном Байкальским и Лисихой были частные дома, такая тихая деревенская улочка параллельно Байкальской…. Там была длинная пологая горка, с которой мы катались. На санках? Не помню. На картонках, это да. Ещё были такие рулевики, у самых модных. Крест из досок,…

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля