Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Книги и приключения

Частные записки четырёх читающих иркутян, волею провидения ставших друг для друга причиной больших и маленьких приключений. Совместный проект областной библиотеки имени И.И. Молчанова-Сибирского и IRK.ru.

Сам чёрт мне брат

около 6 минут на чтение 2 комментария
Автор фото — Евгений Доманов
Автор фото — Евгений Доманов

Ранее: Петр узнает от Кулика о больших деньгах, полученных партийной ячейкой в «наследство» от некоей старушки-подпольщицы. Наш герой рад, что на эти деньги будет организована подпольная типография, но раздосадован, что ему не доверяют партийных тайн. Неожиданно Кулик приглашает Петра в ресторан.

Кажется, я махнул лишнего. Голова словно наполнена свинцом, мысли путаются. Кулику же все нипочём: он весело подмигивает и, крякнув, выпивает очередную рюмку. Тупо уставившись на него, я пытался собраться с мыслями. Кулик тем временем попросил полового принести новый графин «очищенной».

Мы сидели в каком-то грязном кабаке на окраине. Нахождение здесь казалось для меня в высшей степени необычным, да и постыдным. Было душно, да так, что нестерпимо сидеть, и все до того пропитано винным запахом, что, кажется, от одного этого воздуха можно в пять минут сделаться пьяным. На стойке громоздились миски, переполненные крошеными огурцами, квашеной капустой и еще чем-то скверно пахнущим.

Половой не заставил себя долго ждать. Он был в длинной рубашке до колен и засаленной атласной жилетке, лицо блестело, как будто смазанное маслом, и имело омерзительно услужливое выражение:

— Желают ли господа еще что-нибудь? — спросил маслолицый.

Кулик помотал головой. Несмотря на то, что я был безбожно пьян, я подспудно чувствовал, что добром эта история не кончится.

Мы начали в ресторане «Модерн» при гостинице «Централь» на углу Большой и Амурской с его великолепной русской кухней и салонным итальянским ансамблем, игравшем модную музыку. Там нас потчевали наваристыми щами, колбасами разных сортов, швейцарским сыром, золотистой селедкой и прочими яствами. Запивали сперва имбирной наливкой, потом переключились на кагор.

За стол платил Кулик, и это было странно, поскольку денег у бесшабашного бойца революции почти никогда не водилось. Я несколько раз подводил разговор к денежной теме, но он отшучивался, что подливало масла в огонь моего любопытства.

Тем временем Кулик перешел на темы «задушевные»:
— Жениться не надумал? Ходят слухи про твои ночные похождения к Трапезниковым.
— Нет, что ты! Это так, глупости.

Я постарался придать голосу равнодушной безмятежности. Однако вопрос Кулика крайне взволновал меня. Ведь я никому не рассказывал о том визите и был уверен, что за мной никто не следит. Потому вслух добавил:
— Не думаешь же ты, что я попаду в эту ловушку?
— Молодчина! Думаю, что от подобных визитов семейство Трапезниковых может пополниться, — Кулик похабно подмигнул мне. — Будь осторожней, брат!

Я ничего на это не ответил, только поднял рюмку, он с хохотом поддержал. И немедленно выпил…

Мы пытались развеять алкоголем мистику последних недель, а именно — неудачи, которые стали преследовать нас одна за другой, как только наша ячейка получила деньги. Не смог преодолеть таможню наш печатный станок, арестовано двое сочувствующих, и сразу трое наших товарищей утонуло в Ангаре.

Мы — материалисты, но столько совпадений за такой короткий срок выглядели ужасной закономерностью. Кулик же потерял вдвойне: утонувшие были с ним крепко связаны, в том числе и через пресловутое «наследство». Из тех, кто знал про «наследство», остались только он и Колизей, глава ячейки.

А не странно ли, что все, с кем имеет дело Кулик, так скоро уходят из жизни? Не странно ли, что у Кулика столько денег, хотя он божился, что все отдал в кассу? Не вырыто ли это «наследство» из могилы старухи Л..ской? Может ли быть, что он знает про мою связь со Шмагиным и доктором? Чёрт!.. Конечно знает, его же латал Дмитрий Илларионович по моей просьбе.

Заметив мой задумчивый вид, Кулик спросил:
— Уж не о зазнобе ли своей задумался?
— Нет, что-то нехорошо мне, пойду в уборную… — Я, покачиваясь, встал.

Проходя мимо метрдотеля, я попросил у него бумагу, быстро накалякал карандашом записку и попросил тут же отослать. С природой ничего не поделаешь — мне срочно пришлось идти в уборную в самом деле.

Забавно, ведь я совсем недавно читал Доклад иркутской городской думы за октябрь и статью про трактирный сбор, а сейчас сам в одном из таких питейных заведений оказался. Выпитое мною — водка, кагор, наливка и все остальное — сейчас пойдет через этот сбор на учреждения народного просвещения и на другие полезные дела…

Поток пьяных мыслей остановился, когда я вышел. Кулик уже ждал меня:
— Едем дальше! Гулять так гулять…

Не помню, как мы попали в тот кабак, вероятно, это был уже ужин. Дальше мелькали в памяти лишь рюмки, какая-то еда, чьи-то лица, ночное небо Иркутска.

Извозчик вез по ухабистой, но сухой осенней дороге. Я очнулся. В экипаже, кроме меня и Кулика, сидел Колизей. Странно. Я притворился спящим. Это было несложно: глаза в самом деле невозможно было разлепить. Я лежал и слушал. Диалог Кулика и Колизея выходил прелюбопытнейший. И прежде всего потому, что касался меня.

— С ним — всё, — громким шепотом выдыхал Кулик. — Он сам признался, что сотрудничает с околоточным Шмагиным. Кроме того, разболтал ему про типографию и «наследство». Все события, что с нами происходят в последнее время — его рук дело, я уверен. Я настаиваю на скорейшем выводе Марата из партии и его ликвидации без суда. Думаю, что товарищи правильно воспримут акт, учитывая все обстоятельства.

Колизей помолчал. Потом спокойным, рассудительным тоном купца средней руки сказал:
— Не указывай мне, что делать. Ты пьян и не отдаёшь себе отчёт. Мне нужно будет самому с ним поговорить, принять решение и согласовать с нашими товарищами и ЦК, мы же не анархисты!

Рассудок отказывался принимать такое: я решительно не понимал, что мне теперь делать? Но две вещи я понял точно: Кулику нельзя доверять, и если я выживу, то к спиртному больше не притронусь.

Благодарим Иркутский областной художественный музей им. В. П. Сукачева, Иркутский академический драматический театр им. Н. П. Охлопкова, Иркутский областной историко-мемориальный музей декабристов за помощь при организации фотосъемки. Фотограф проекта — Евгений Доманов.

Продолжение истории читайте 22 декабря.

URL: http://www.irk.ru/news/books/article/59987/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Оставить свой отзыв

Отзывы

  • olga75
    olga75 15 декабря 2016 в 23:47

    Ничего себе, сходил за хлебушком

    ответить
    Плохой комментарий +1 Хороший комментарий
  • Paroles
    Paroles 17 декабря 2016 в 18:22

    оо история набирает обороты

    ответить
    Плохой комментарий +1 Хороший комментарий

5 историй, которые нельзя пропустить

Больше интересного
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход