Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх
 Спецпроект «Политика в вопросах и ответах»

Антон Романов: «Главное качество политика — честность»

Клуб публичной политики запустил на своей площадке новый проект, где предоставляют слово действующим депутатам от Иркутской области, готовых отчитаться о пятилетней работе в федеральном парламенте. Первым гостем проекта стал депутат фракции «Единая Россия» Антон Романов.

Об отказе от участия в праймериз «Единой России»

Я собирался пойти на праймериз, но там есть одно условие: тот, кто заявился на участие, подписывает обязательства — в случае, если он проиграет дебаты, больше не сможет в какой-либо другой форме участвовать на выборах депутатов Государственной думы. Ни самовыдвиженцем, ни от какой-либо другой партии.

Праймериз — это не выборы, и даже не предварительное голосование, потому что законодательной базы нет, наблюдателей нет, ответственности нет, а решения могут приниматься не теми, кто пришел на праймериз, а узким кругом лиц — теми, кто руководит процессом. Это просто форма агитации, пропаганды.

Это способ, на мой взгляд, просто отобрать кандидатов из той обоймы, которая будет выдвинута. Поэтому я счел для себя невозможным доверить такой важный вопрос тем людям, которые не ограничены рамками закона. Я сам пойду к избирателям и все им объясню. И пускай они решают, достоин или недостоин, поддерживать меня или нет.

Я конечно буду участвовать в выборах — либо самовыдвиженцем, либо от какой-либо политической партии. Предложения от партий были, но я не буду сейчас их озвучивать. Каждый из вариантов имеет свои достоинства и недостатки.

Я бы безусловно пошел самовыдвиженцем. Но препятствием к этому является то, что нужно собрать 15 тысяч безупречных подписей. А для этого у нас нет такого количества сборщиков, чтобы сделать это качественно. На выборах мэра Иркутска в 2010 году у меня нашли 89 некачественных подписей, что хватило снять меня по суду.

О работе в Госдуме

У меня есть законопроекты, которые я вносил в Государственную думу и отстаивал. Их так или иначе рассматривали, что-то отвергали, что-то принимали в измененном виде. Всего законов, которые я разработал, больше 30. И надо отдать должное, что это было без помощи фракции.

Еще есть такой вид депутатской деятельности как запросы. Один из моих запросов касался деятельности Горбачева и развала Советского Союза, где я предложил генпрокуратуре оценить его преступные деяния по уничтожению СССР. По региону — запрос о строительстве Ледового дворца, по результатам которого было возбуждено уголовное дело, как и по запросу о незаконном использовании средств на реконструкцию «Ангарских Хуторов».

Еще один вид деятельности — это прием граждан и работа с населением. В среднем ко мне в год поступает 120-150 обращений, по которым мы регулярно работаем. Причем они приходят только из Иркутской области, но и из Москвы и других территорий.

О посещаемости заседаний

Депутаты Государственной думы работают не только в зале заседаний. Кстати, истерика по поводу того, что их там не бывает — это искусственное нагнетание обстановки. Дело в том, что у каждого депутата в кабинете есть телевизор, где транслируется заседание. И он может не только видеть предварительные рассмотрения, но и выполнять какую-то другую работу.

А голосование по всем законопроектам проходит в час голосования — с пяти до шести вечера, когда депутаты приходят в зал. Но представителей средств массовой информации здесь в это время нет, и никто это не снимает. А наоборот, снимают моменты, когда депутаты по каким-то вопросам разошлись из зала. Но это не значит, что они там не присутствуют.

Существует институт передачи права голоса к фракции, такая возможность предусмотрена регламентом. Если я поехал в какое-то министерство или вылетел в регион, когда у нас здесь проходит сессия Законодательного собрания и важно присутствовать. Почти всегда это совпадает с пленарным заседанием в Госдуме. Я в этом случае передаю свой голос коллегам-депутатам. Но иногда фракция голосует не так, как я бы хотел.

Об иркутской высшей школе

В Иркутской области высшая школа разгромлена. Смотрите фактически: в отношении ректора сельхозакадемии возбуждено уголовное дело, без пяти минут приговор. По ректору политеха, Головных, тоже уголовное дело. Раньше, еще при Мезенцеве, было возбуждено дело в отношении ректора пединститута, в итоге учебное заведение уничтожили. Ликвидировано ИВВАИУ и высшая школа милиции.

Сейчас происходит разгром нашего лингвистического университета. Если мы посмотрим на ИРНИТУ, нынешний ректор Афанасьев три года занимает должность исполняющего обязанности. Александр Аргучинцев, ректор ИГУ, моего родного университета, был подвергнут колоссальной обструкции, как только предпринял попытку навести порядок в Ботаническом саду. Он выступил совершенно справедливо по многим вопросам, но на него так обрушились, будто он враг народа.

Еще у ректора БГУ Александра Суходолова, которого я очень уважаю, серьезный конфликт с Михаилом Винокуровым (бывший ректор БГУЭП — прим. ред.). Если он будет продолжаться, то неизбежно вызовет раскол профессорско-преподавательского состава вуза. И это может привести к тому, что университет также будет загублен.

О мотивах защитников скальника Старая Крепость

Речь идет о какой-то неизвестной мне Старой крепости, где нет никаких десятков туристических маршрутов и не было никакого места отдыха. Там 2,5 километра до любой ближайшей воды. Только что мы ездили с активистами на машине — 2,5 километра от Смоленского ключа. Я думал, и считаю до сих пор, что кампания по скальнику ангажирована. И я говорил о 12 миллионах рублей, которые были переданы не самим защитникам Старой крепости. Это не обязательно только деньги, но и использование некоего административного ресурса.

Было выпущено 26 телевизионных сюжетов, в том числе сфальсифицированных, по ситуации вокруг скальников. Многие центральные каналы сделали свои репортажи, в том числе, с фальсификацией. Посмотрите репортаж РЕН-ТВ, где показан митинг, прошедший 28 или 18 марта 2006 года против «трубы». Там люди стоят в зимней одежде, соответствующие плакаты. И внизу подпись — митинг в защиту олхинских скальников.

На тех плакатах, которые выставляли во время митинга (в защиту скальника - прим.ред.), были фотографии, которые не имеют отношения к Старой Крепости. Там были снимки скальника Старуха, который находится в 12 километрах. На Старую Крепость никто никогда не ходил, пока туда «Дорожник» не провел дорогу. Фактически сегодня это — месторождение розового гранита. Стоимость его запасов, по нашим подсчетам — 60 миллиардов рублей. Там есть за что биться. Месторождение разрабатывалось с 1968 года. Построено и облицовано много зданий этим розовым гранитом, в том числе для нашего мемориала Победы.

Никогда природоохранная прокуратура не выступала так активно в защиту каких-либо памятников природы — ни в защиту Байкала, ни против «трубы», ни против целлюлозно-бумажного комбината. Более того, не было такой пиар-кампании, например, по Ершовскому водозабору, по защите единственного для города источника питьевой воды. Я предложил несколько версий, одна из который, на мой взгляд, наиболее достоверна — это просто попытка отнять лицензию у ЗАО «Дорожник», которое имеет право на разработку этого месторождения.

О качествах политика

У политика должно быть одно главное качество — честность. Профессия политика кроется в точном соответствии обещаний и их исполнения. Это зарабатывается биографией. У меня не было ни одного случая, когда я давал какие-то обещания и потом от них отказывался.

Автор фото — Илья Татарников

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля