Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

«Меня сбили с ног и начали пинать». История о школьной травле

«Меня сбили с ног и начали пинать». История о школьной травле

Анна стала жертвой буллинга в 8 классе. Сейчас ей уже 18, но до сих пор тяжело вспоминает то время. Одноклассники унижали и провоцировали девочку около двух лет. Закончилось тем, что в девятом классе ее, по дороге домой, избили четверо мальчиков. А через год она попыталась покончить жизнь самоубийством. Анна встретилась с журналистом IRK.ru, чтобы рассказать свою историю.

Аня — невысокая хрупкая девушка со светлыми волосами. Сквозь очки она смотрит на меня уверенно, но то и дело опускает взгляд в пол, когда приходится вспоминать пережитую в школе травлю. Сейчас она студентка одного из иркутских вузов. Говорит, что со всеми в группе у нее хорошие отношения, дружеские. Со школы старается избегать конфликтов, чтобы не столкнуться с негативом снова. Во время беседы со мной девушка не смогла рассказать о попытке самоубийства, только упомянула об этом. Она попыталась перерезать себе горло в ванной. К счастью, ее вовремя нашли.

История Анны

Все началось в 8 классе, в конце учебного года. Мы с подругой решили носить еду в контейнерах из дома, и одноклассники начали над нами смеяться. Сначала отпускали шутки за спиной, шептались, потом стали в лицо говорить гадости. Каждый день я слышала: «Ты жирная», «Не говори, а жри, у тебя это лучше получается». Мы никогда не обращали на это внимания, но ребят это злило еще больше.

Постепенно с нами перестали общаться те, с кем были вполне нормальные отношения, позже к такому бойкоту присоединились все в классе. Было очень тяжело: общалась только с подругой, которой тоже доставалось, остальные меня игнорировали. Дошло до того, что если я отвечала на уроке, на перемене ко мне подходили и говорили, чтобы больше рот не открывала, а то хуже будет. Я надеялась, за лето все пройдет и забудется, но в 9 классе все стало только хуже — надо мной уже открыто издевались.

Однажды меня с подругой вызвала классный руководитель и спросила, какие у нас взаимоотношения с другими учениками. Мы рассказали о насмешках и бойкоте. Она выслушала и через несколько дней собрала классный час. На собрании учитель рассказала о травле в школах, но говорила так, как будто не о нашем классе, поэтому ничего не изменилось.

Издевались сначала мальчики и девочки, потом девочки отстали — они просто не обращали на меня внимание. Я никому не говорила об этом, не жаловалась. Не знаю, почему. Родители уже три месяца находились в другом городе, с больной бабушкой. В Иркутске меня оставили с двоюродным братом, который старше на девять лет, который тоже ничего не знал.

Однажды по дороге домой меня догнали четверо мальчиков из моего класса и избили. Сначала они просто что-то кричали вслед, потом побежали за мной и сбили с ног. Я не знала, что делать, просто сидела на земле и молчала. Когда попыталась встать, один из них ударил меня ногой, а потом остальные начали пинать. Видимо, кто-то из прохожих вмешался, но я не помню. Ребята убежали, а я попала в больницу.

Буллинг — это травля в школьном коллективе. Характеризуется она тем, что большая часть класса проявляет агрессию против какого-либо ученика либо небольшой группы детей.

У меня диагностировали множественные ушибы, трещины в ребрах, было повреждено легкое. Врачи позвонили брату, он приехал, после написал заявление в полицию. А потом был суд. Родителей мальчиков, которые били меня, привлекли к ответственности. Насколько помню, они не просили замять конфликт, наоборот, сказали, что их дети поступили плохо и должны понести наказание. Ребят поставили на учет в ПДН, а родители оплатили мое лечение.

Мальчиков заставили извиниться передо мной, но легче от этого не стало. Через некоторое время, когда я поправилась, пришлось вернуться в класс — надо было учиться дальше, ведь планировала поступать в университет, и нельзя было запускать учебу. Открытые нападки прекратились, но за спиной меня продолжали обзывать.

Очень обидно, что со мной это случилось. Сейчас жалею, что не рассказала брату сразу об издевательствах — мне бы не пришлось проходить через все это.

Комментарий психолога

Психолог и доцент ИрНИТУ Алексей Васёнкин уверен: буллинг не прошел бесследно для Ани, жертвы травли. Даже если внешне она выглядит спокойно и уверенно, внутри может переживать это снова. Дети в школе ей внушили, что она не такая, как все, толстая и ее никто не любит. На этой почве у девочки возникло пищевое расстройство, с которым пытается справиться до сих пор. После избиения с Аней длительное время работал психиатр, однако, ей это не помогло.

— Я наблюдал Аню около года. Сейчас хорошо держится, но до тех пор, пока не произойдет конфликт с кем-то. Важно, чтобы она была психологически готова к этому, — говорит Алексей.

«Травля мешает учиться и жить ребенку, его мысли заняты только тем, как пережить еще один день в школе», — рассказывает психолог о детях, подвергшихся буллингу. Те, кто прошел через подобное, помнят об этом долгое время. Буллинг формирует множество расстройств, фобий, депрессий, а иногда приводит и к суициду. Поэтому детям, пережившим психологическое или физическое насилие в школе, обязательно нужна поддержка родителей и, по возможности, работа с психологом.

Но, по словам специалиста, большинство детей и подростков закрываются в себе, когда в жизни происходит нечто подобное. Боятся, что родители не поддержат, накажут или даже осудят. Некоторые думают, что сделают только хуже, если привлекут взрослых к решению конфликта. Те, кто прибегают к суициду, как Аня, действительно не видят другого выхода из ситуации. У Ани ситуацию усугубило отсутствие родителей, их поддержки, а учитель в школе не обратила внимание на то, что происходит в классе.

— Но есть родители, которые, находясь рядом с ребенком, не замечают его проблем со сверстниками. Им важно, что он одет, обут, накормлен и все. Вечером несколько дежурных вопросов о школе и учебе. А на деле получается, что родители своего ребенка и не знают: что у него происходит в жизни, что чувствует, о чем переживает, — поясняет Алексей.

Важно, чтобы родители установили с ребенком доверительные отношения, уделяли внимание, интересовались, какую музыку он слушает, какие книги читает, что смотрит в интернете. Тогда, столкнувшись с агрессорами в школе, ребенок, вероятнее всего, сможет поделиться своими чувствами, расскажет о конфликте, а не замкнется в себе.

Если родители узнали, что их ребенка травят в школе, не нужно устраивать самосуд — необходимо обратиться к классному руководителю. Не последует реакции — завучу или директору. «Не поможет — идите в департамент образования. Крайний выход из ситуации — это перевод в другую школу», — советует Алексей.

— Разговаривайте со своим ребенком, который должен знать, что вы его не осуждаете, а поддерживаете. С вами дети должны чувствовать себя в безопасности, защищенными.

Если вы стали свидетелем конфликта или вам кажется, что ребенок подвергается насилию, позвоните по бесплатным номерам телефона доверия: 8 800 200-01-22, 8 800 350-40-50

С Анной журналист беседовала в присутствии психолога

Фото с сайта pixabay.com
Анастасия Маркова, IRK.ru

  • Птица Говорун 25 апреля 2020 в 14:14 0

    Остается надеяться, что принцип БУМЕРАНГА сработаетт???!!!

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля