Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Бить или не бить

около 12 минут на чтение 73 комментария
Бить или не бить

Иркутские ученые и охотоведы предлагают разрешить промысловую добычу байкальского эндемика — нерпы. По их словам, мясо вполне пригодно в пищу и может стать еще одним деликатесом из «наших мест». Представители науки и общественности назвали такое предложением «варварством и дикостью». Возможно ли, что байкальский бренд, известный о всему миру зверек с трогательными глазами, скоро станет ингредиентом для колбасы и фарша? Доводы обеих сторон изучал корреспондент IRK.ru.

Кто-то слишком много ест

За последние годы в Байкале зафиксировано небывалое сокращение численности омуля. По оценкам специалистов Росрыболовства, в 2012—2013 годах улов рыбы на Байкале уменьшился с 2,31 тысячи тонн до 1,9 тысячи тонн — на 17% относительно 2011 года. В 2014 году удастся освоить не больше 60% из квоты, выделенной на промышленный отлов, — ловить попросту нечего. Рыболовы, чиновники Росрыболовства и Рыбнадзора поясняют: омуля в Байкале становится меньше, потому что его все время кто-то ест. То баклан, то нерпа. По их подсчетам, за день каждый баклан съедает до 2 килограмма рыбы в день, за сезон это — тысячи тонн. Подобные заявления привели к тому, что в июле на территории соседней Бурятии официально разрешен отстрел большого баклана.

Вслед за ним на «скамью подсудимых» за излишнее потребление омуля угодила и нерпа. Разговоры о возможности промышленной добычи байкальского эндемика всколыхнулись с новой силой. 25 ноября в Иркутске состоялся специальный круглый стол, на котором вновь обсуждали вопрос неконтролируемо возросшей численности символа Байкала.

По данным старшего научного сотрудника учебно-методического центра «Сибохотнаука» ИрГСХА Бориса Дицевича, сегодня численность нерпы почти в два раза превышает средний показатель. 

— В среднем нерпы должно быть тысяч 50—60 голов, сегодня их насчитывается около 100 тысяч, — такие цифры называет охотовед. — Есть вероятность того, что нерпа просто начнет вымирать от голода и переходить на несвойственную ей ранее пищу, начнет более активно преследовать того же омуля. Нужно пожалеть животное и не оставлять его без внимания. Добыча в разумных пределах — это способ охраны всей популяции.

Сейчас на территории региона разрешен лишь научный отлов эндемика, промышленный — под запретом. Заместитель начальника Иркутского территориального отдела контроля, надзора и рыбоохраны Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства Ринат Енин уточнил: в общем, в Бурятии и Иркутской области разрешено добывать около 1,5 тысяч голов нерпы. При этом бо́льшая часть квоты — 1 400 голов — закреплена за соседним регионом, жители Приангарья имеют право на добычу лишь 50 животных в год.

При этом, как отметил Ринат Енин, и эту квоту на разрешенную нерпу никто не берет. Последний раз в нашем регионе ей воспользовались три крестьянско-фермерских хозяйства из Большого Голоустного и Бугульдейки. Однако по факту добыли они только три—пять животных.

— Особых охотников за нерпой в Иркутской области нет, — признается Ринат Александрович. — Между тем, мы опасаемся, что бесконтрольное размножение может привести к вспышкам заболеваний, эпидемий.

Нерпы. Фото Евгения Рензина с сайта nature.baikal.ru
Нерпы. Фото Евгения Рензина с сайта nature.baikal.ru

Директор Лимнологического музея Листвянки Владимир Фиалков отметил, что вымирание какой-то части популяции животных от инфекционного заболевания (по-научному — эпизоотия) — и есть естественный, природный, способ регуляции численности животных. Вмешательства человека не требуется.

— Ничего случайного в Байкале нет, — заявляет ученый. — Если есть такое количество нерп, если они выживают — значит, природе так нужно. «Слишком много» в естественной среде не бывает. А уж заявления о том, что из-за своей численности нерпа начнет есть омуля и вовсе смехотворны. Нерпа питается голомянкой, омуля ей не поймать ни при каких условиях, и эволюционировать до такого состояния, когда она сможет угнаться за омулем, нерпа не может.

Справедливости ради следует заметить, что иногда нерпам все же удается отведать омуля — хитрый зверь ворует его из рыбацких сетей. И в последнее время такие набеги со стороны тюленей только участились.

Символ Байкала — на котлеты

По заверениям Бориса Дицевича, и сама нерпа может пополнить ряды «байкальских деликатесов». Кроме цели «спасения омуля от нерпы» у разработчиков идеи промышленной добычи есть и еще одна «благая» цель: извлечение экономической выгоды в пользу областного и государственного бюджета.

— Сейчас с введением санкций новый промысел может очень пригодится, — считает Борис Николаевич. — Нерпа ресурс очень ценный: и мясо, и шкуру, и жир с нее можно получить.

Специалисты «Сибохотнауки» продемонстрировали свои расчеты: из одной туши можно получить 20 килограммов мяса, 5—8 килограммов жира и до одного метра шкуры. Мясо можно использовать в пищу, жир — в косметологии и медицине, а из шкуры — шить шапки. Отходы можно пустить на корм пушным животным, разведение которых, как уверен Дицевич, особенно важно для России в условиях санкций Запада. Доход от тысячи голов составит около 6—7 миллионов рублей, что принесет большую прибыль в областную казну.

— Выделка шкур нерпы — старинный, вековой промысел народов Прибайкалья, нужно его возрождать. Вы себе не представляете, какие модные и красивые шапочки, сумочки, кошельки можно пошить из нерпы, — продолжает свой рассказ Борис Дицевич.

По словам представителей «Сибохотнауки», с помощью разрешения на промысловую добычу нерпы можно возрождать охотничий и рыболовный туризм. Если при этом еще и снимать на камеру или фотоаппарат весь процесс — то отбою от туристов не будет. Плюс ко всему хорошей приманкой для желающих сибирского экстрима иностранцев станет и «экзотическое» мясо байкальской нерпы.

Правда, у других экспертов такой воодушевленный настрой Дицевича и его команды вызывает скепсис. Давно известно, что мясо нерпы для массового потребления непригодно. Слишком уж специфический у него вкус — нерпа питается исключительно рыбой, поэтому и мясо с соответствующим привкусом. Те, кто пробовал тюленя на вкус, описывают ощущения с помощью известной поговорки: ни рыба, ни мясо.

— От употребления в пищу мяса нерпы отказались даже коренные народы, оно им просто ни к чему, — уточняет Владимир Фиалков. — Хотите мяса: заводите себе корову и кур, убивать нерпу с целью добычи мяса — это, по меньшей мере, глупо.

Идею сделать из зверька с трогательными глазами котлетный фарш подхватили и в Москве. Сегодня за разработку новых образцов продукции из мяса тюленя, в том числе и байкальского, взялись ученые из Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии. Цель у них проста: нужно чем-то заменить рыбу, которая дорожает с каждым месяцем, в том числе и в Иркутской области.

Колбасы из мяса тюленя. Фото с сайта www.vniro.ru
Колбасы из мяса тюленя. Фото с сайта www.vniro.ru

Специалисты ВНИРО как раз трудятся над решением проблемы «непригодности» мяса тюленя для россиян. По заверениям разработчиков новых кушаний, мясо тюленей отличается высоким содержанием белка, железа и витаминов при низкой энергетической ценности. Все эти свойства делают продукты из мяса тюленей весьма перспективными. Все, что нужно, — немного правильно подобранных специй. Есть и еще один секрет — чем моложе забитое животное, тем меньше рыбного привкуса в его мясе.

Уже разработано почти 10 различных блюд: колбаса, вяленое мясо, котлеты, фарш. Ассортимент отправили на дегустацию губернатору Магаданской области. Ответ от чиновника, правда, пока не поступал.

Давайте сразу и за собак тогда возьмемся

— Все говорят, что популяция нерпы выросла. Возможно, это действительно так и может привести к каким-то неблагоприятным последствиям, но ведь пускать нерп на мясо — это не выход. Звучит даже кощунственно, — говорит председатель ЗОО «Забота» Анна Шломина. — Я с трудом могу представить, например, как я буду объяснять своему ребенку, что та нерпа, которую мы видели в Байкале вдруг оказалась в котлетах. Давайте уж тогда заодно и собак разрешим в пищу употреблять, обсуждать это будем открыто, стандарты пищевые разрабатывать. А потом удивляемся, что у нас дети и молодежь жестокими растут…

Нерпа не только умильный, но и хитрый и умный зверек. Байкальский тюлень с легкостью обучается танцам, рисованию, пению. Тренер-ведущий передвижного нерпинария Иркутска Дмитрий Миронов уверяет: список способностей его «воспитанников» можно продолжать до бесконечности.

— У нерп, как и любых наших домашних любимцев, свой характер. У меня на воспитании пятеро молодых нерп: три мальчишки и две девочки–красавицы. За несколько месяцев мы разучили несколько танцев, они прекрасно обучаемы. Как собаки, привыкают к человеку, в лицо узнают.

Дмитрий и его коллеги называют затею с промышленной добычей нерпы бесперспективной и странной. И если говорить с чисто деловой точки зрения, от живой нерпы выгоды гораздо больше. Тюлени любимцы детворы, за день нерпинарий посещает не меньше сотни человек.

В нерпинарии. Автор фото Роман Шульгин
В нерпинарии. Автор фото Роман Шульгин

— Предложение кощунственное, — заключает Владимир Фиалков. — Во-первых существует правило: нельзя больше 10% животных без вреда для популяции добывать — это получается всего 1000 особей, а сейчас научная квота и того выше — 1500. А нашим охотникам только разреши — потом не удержишь. Во-вторых, это просто неэтично. Даже если оставить в стороне все размышления о том, что нерпа — символ Байкала и бренд Иркутской области, это все равно варварство. Причем, бессмысленное. Ну что мы, в самом деле, с голоду умираем, что ли? Помимо прочего, все заявления о «резко возросшей численности популяции» нуждаются в научно обоснованных подкреплениях фактами. Сейчас получается, что никто точно нерпу не считал, однако все говорят, что ее много.

Точно ответить на вопрос о количестве нерпы и омуля смогут специалисты байкальского филиала Госрыбцентра. По заказу правительства Иркутской области ведомство проводит широкомасштабное исследование Байкала, которое поможет специалистам установить точную причину падения численности омуля. Директор байкальского филиала Владимир Петерфельд рассказал, что последнее выездное исследование специалисты Госрыбцентра провели в ноябре, результаты всех замеров планируют обнародовать к концу 2014 года.

В любом случае, для того, чтобы разрешить промышленный вылов нерпы, понадобится не менее трех лет. Во-первых, научно-исследовательские организации должны провести мониторинг, который покажет количество нерпы, которую можно добывать. Во-вторых, необходимо вносить изменения в правила рыболовства, а это не простая и длительная процедура. Однако, учитывая тот факт, что вкусовыми особенностями мяса тюленей заинтересовались в столице, можно сделать вывод: шансы перейти из Красной книги в «расстрельный список» у байкальского эндемика велики.

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20141205/seal/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

5 историй, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход