Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Как в Иркутске дом потеряли

около 8 минут на чтение 11 комментариев
Как в Иркутске дом потеряли

Жилой трехэтажный дом на улице Гаврилова, 2 находится на территории знаменитых Курбатовских бань. Здание 1959 года постройки, в нем проживает 12 семей. Александре квартира здесь досталась по наследству. После переезда девушка решила разобраться, как привести дом в порядок. О том, куда она обращалась и как получилось, что дом числится в программе фонда капремонта под несуществующим адресом, читайте в материале IRK.ru.

Небольшое трехэтажное строение с маленьким двориком находится в стороне от дороги. С одной стороны к нему примыкают развалины Курбатовских бань и старые кладовки, с другой — двухэтажный покосившийся деревянный дом с удобствами на улице.

Александра
Александра

Внутри здание выглядит хуже, чем снаружи: хлипкая деревянная дверь, провалившийся пол и огромная дыра, из-за которой в помещении не теплее, чем на улице. В квартиру мы поднялись по ступенькам, которые, казалось, вот-вот развалятся.

С порога я спросила у хозяйки квартиры, когда в последний раз проводили ремонт в подъезде. Александра пояснила, что он выглядит так уже довольно давно. Более того, зимой в подъезде толстым слоем лежит снег, который заносит через брешь в стене. «Сдавать квартиру в этом доме было непросто: некоторые отказывались заезжать только из-за плохого состояния подъезда, хотя сама квартира их устраивала», — говорит она.

Хозяйка предупредила, что пол очень холодный, поскольку из щелей в полу дует, и предложила нам сменную обувь. Оказалось, вентиляция в подвале дома — это просто дыра через стену на улицу, и при сильном ветре в квартире становится холодно. Да и УК, видимо, не проводит никаких мероприятий по подготовке к зиме, предположила девушка.

Около 20 лет в квартире жили дедушка и бабушка Александры. В то время она часто гостила у них.

— Я еще помню старые Курбатовские бани: играла там, когда была маленькая, — вспоминает собеседница. — После их смерти я некоторое время сдавала квартиру. Но в ноябре прошлого года решила сама заехать в нее: все-таки центр города, да и набережная рядом.

Александра въехала в квартиру в декабре 2017-го и тогда решила разобраться, почему подъезд в таком состоянии и без ремонта много лет, ведь разрушился он не за год и не за два:

— Я прекрасно понимаю, что мы сами, как собственники квартир, несем ответственность за то место, где живем. Я не жду, что кто-то придет и сам все устроит — я готова действовать. Но мне на тот момент было абсолютно непонятно, куда обращаться, какие инстанции курируют вопросы ЖКХ и кто ответственный за все это коммунальное хозяйство.

Девушка рассказала: понадобилось несколько недель только на то, чтобы понять, кто за что отвечает. «У меня была увлекательнейшая переписка с фондом капремонта (ФКР), интересное общение с администрацией и неудачные попытки добиться ответов от УК», — делится она.

Александра запланировала делать ремонт в квартире, но если здание собирались сносить, в этом нет смысла. Поэтому в первую очередь она обратилась в городскую администрацию, чтобы узнать, нет ли ее дома в списках ветхого и аварийного жилья. «В генплане дом стоит, все хорошо, в ближайшие несколько лет сносить не планируют. Все-таки не хочется переезжать в Ново-Ленино», — говорит собеседница.

Потом собственница обратилась в администрацию Октябрьского округа. Там ей сообщили, что дом может быть отремонтирован по программе капремонта. Поэтому необходимо узнать в ФКР Иркутской области, не стоит ли здание в очереди на капремонт, а также сроки запланированного ремонта — вдруг он будет уже скоро. Что касается подъезда, то привести его в порядок можно в рамках текущего ремонта, который обязана провести их управляющая компания «Комсистемы».

В процессе общения с соседями выяснилось, что ни у кого из них не заключен договор с УК. Жильцы сообщили Александре, что этот дом у УК «висит довеском»: обслуживать старый фонд им невыгодно, и он закреплен за УК в принудительном порядке. Собственники обслуживающую организацию не выбирали.

— Оказалось, что в свое время они также пробовали везде обращаться, но безрезультатно. Они писали, их отфутболивали, и в итоге все стали просто ждать расселения. Если ты не журналист, не активный пользователь соцсетей и у тебя нет знакомых в администрации, добиться каких-либо результатов сложно, — говорит она.

Итак, чтобы понять, что управляющая компания должна собственникам по договору, для начала нужно его заключить. Поэтому Александра попросила отправить ей бумаги на почту для ознакомления. Она показала квитанции за квартиру, которые исправно оплачивает каждый месяц. Кстати, в квитанции есть отдельная строка «Текущий ремонт». «Очевидно, если мы платим за текущий ремонт, то хотя бы можем рассчитывать, что нам починят водосточную трубу и заделают дыры в подъезде», — рассуждает она. Добиться каких-либо внятных ответов от УК Александра не смогла, как и получить от них договор с перечнем услуг на подпись.

По совету чиновников девушка отправилась на сайт фонда капремонта, чтобы удостовериться, что дом есть в программе. Там ее ждал неприятный сюрприз: по адресу Гаврилова, 2 числилось двухэтажное деревянное строение 1917 года постройки, его описание не соответствует дому, в котором она проживает. Александра сообщила, что, согласно официальным документам, ее дом построен в 1959 году:

— Когда-то дом был двухэтажный. И первые два этажа строились для хозяйственных нужд Курбатовских бань. И я не исключаю, что основа действительно построена в начале 20 века. А третий этаж уже надстроили в 60-е годы. Возможно, путаница в данных фонда возникла из-за этого. Однако откуда эти сведения у ФКР, непонятно, ведь дома они включают по спискам, которые подает им муниципалитет.

На сайте ФКР Александре все-таки удалось найти объект, подходящий под описание ее дома: совпадала этажность и год постройки. Однако числился он под несуществующим адресом — Гаврилова, 2г. Там же была отметка: дом аварийный.

Девушка написала в фонд письмо, что на сайте стоит неверная информация по ее дому, и спросила, что нужно сделать, чтобы разобраться в этой путанице. Хозяйка квартиры показала нам ответные сообщения от сотрудника ФКР.

Некий Константин Меньшиков, не понимая, что от него хотят, отвечает: «Цель ваших обращений? Пожалуйста без воды и лозунгов. Цель?» (Сканы переписок находятся в распоряжении редакции. — Прим. ред.).

Оказалось, несуществующий двухэтажный дом, построенный в 1917 году, есть в программе капремонта, а кирпичный трехэтажный 1959 года, в котором проживает Александра, нет. Согласно сайту ФКР, он аварийный и ремонту не подлежит.

— Поначалу они настаивали на том, что путаницы нет и все данные на сайте верные. Но после того, как я отправила им копии домовой книги, свидетельства о праве собственности, выписку из ЕГРН, они вынуждены были признать, что произошла ошибка. В конечном итоге мне пообещали все исправить. А на вопрос, почему не приходят счета за капремонт, специалист кратко пояснил: лицевой счет удален. Причина неизвестна, — говорит Александра.

Тогда Александра снова обратилась в администрацию. Там заверили: документы по дому на улице Гаврилова, 2 в фонд подавали и данные в бумагах прописаны верные. Александра недоумевает, почему городская администрация знает, как выглядит ее дом, а люди, которые принимают его в план, даже не хотят разбираться, где ошибка. За две недели никто из сотрудников фонда так и не пришел, чтобы лично проверить информацию. «Получается, сейчас они внесут правки в программу, опираясь только на сведения, предоставленные мной», — говорит она.

Из переписки очевидно, что сотрудника ФКР мало волнует, как в утвержденной программе фонда появился дом с двумя разными адресами. Остается надеяться, что на это обратят внимание контролирующие органы, ведь сколько еще таких несуществующих домов в программе фонда капитального ремонта, можно только гадать.

Автор фото — Зарина Весна

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20180406/repaire/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

5 историй, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход