Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Американские студенты про иркутский транспорт, кухню и русский язык

около 5 минут на чтение 48 комментариев
Николас и Лейн. Автор фото — Анастасия Бортник
Николас и Лейн. Автор фото — Анастасия Бортник

Почти два месяца 20 студентов из разных университетов США жили в Иркутске и изучали русский язык в ИФИЯМ ИГУ. Корреспондент IRK.ru поговорила с американскими студентами Николасом Кинлером и Лейном Пери о трудностях русского языка, различиях менталитетов и местной кухне.

Отличается ли жизнь в Иркутске от твоей обычной?

Николас: Я живу в небольшом городе в Техасе, поэтому нет никаких ярких отличий, так же тихо и уютно. Но в Америке жизнь разная в каждом штате.

Что больше всего понравилось в Иркутске или удивило?

Николас: Как я уже сказал, Иркутск не сильно отличается от моего города. Но удивляет архитектура, эти деревянные дома в центре города — это очень атмосферно. Ну и Байкал. Он прекрасен. Прозрачная вода и горы — великолепно.

Как тебе общественный транспорт?

Николас: Структура общественного транспорта в Иркутске устроена гораздо лучше, чем у нас в штате. Вообще, у нас почти у каждого есть машина, и мы не пользуемся автобусами и метро в повседневной жизни. А здесь мне все очень понравилось. Особенно маршрутки. Да-да, маршрутки!

Даже ранним утром?

Николас: Ну, исключая маршрутки ранним утром…

Что скажешь о русской кухне?

Николас: О! Русская кухня! Это что-то восхитительное. Мы ели и борщ, и позы, и соленую рыбу, но лучшее из того, что мы ели, это пельмени! Серьезно. Это же очень удобно и сытно. Я уже пообещал родным, что когда вернусь — налеплю им полную морозилку пельменей. Будем питаться так хоть весь год (смеется).

Лейн Пери в этом году окончил биологический факультет Техасского университета и дальнейшее обучение собирается продолжить в медицинском вузе. Удивительно, что в Иркутске он попал в принимающую семью, один из членов которой — врач. Лейн побывал в иркутской больнице.

Лейн: Больницы в Иркутске сильно отличаются от наших в Техасе. Я сначала даже не понял, что мы пришли в больницу: обычное жилое здание или что-то вроде. Более того, заметны различия в оборудовании. Мне кажется, это из-за разного обеспечения больниц. В России финансирует государство, а в Америке вся медицина платная.

Почему ты решил изучать русский язык?

Лейн: Я хотел разобраться и понять, почему у жителей Америки и России такой конфликт. Действительно ли наши менталитеты такие разные, что мы не можем сойтись во мнении даже по поводу простых вещей. Поэтому я начал учить русский язык, параллельно изучая и культуру.

И как сейчас, понял, в чем дело?

Лейн: Если честно, нет (смеется). Мы очень похожи! Серьезно!

Что думаешь об учебе? Отличается ли подход преподавателей, уроки, перерывы?

Лейн: Уроки длятся намного дольше, в Америке это 40-50 минут, а здесь, в России, 1 час 20 минут. Занятия идут на русском, отвечать надо на русском, но думаю я, конечно, на английском. Потому что думать на русском почти невозможно. Как вы это делаете?

Вы читали что-нибудь в оригинале на русском?

Николас: Мне очень сложно читать литературу на русском языке. Я читал отрывками «Евгения Онегина» и те маленькие тексты, что мы читаем на уроках. Но это действительно очень сложно.

Лейн: Да, постоянно приходится уточнять значения непонятных слов (а их много!), держать эту информацию в голове и концентрироваться. Мне тоже очень трудно читать на русском.

Изучая английский язык, мы пишем транскрипцию английского слова русскими буквами, так легче.

Николас: Нет, гораздо проще записать русское слово русскими буквами. Во-первых, потому что не всем русским буквам есть аналоги в английском алфавите, а во-вторых, потому что если посмотреть на русское слово, записанное английскими буквами, то ничего не поймешь. В одном из учебников была подобная транскрипция, и я долго думал, что вообще означает shcherbet и shchavel' (щербет и щавель).

Помогает ли тебе твоя принимающая семья?

Николас: Ой, у нас прекрасная хост фэмили (смеется, глядя на выпускницу ИФИЯМ ИГУ Софью Бочкареву, в семье которой живет). Из всей семьи только Софья знает английский, поэтому когда ее нет… Когда ее нет, нам приходится полностью говорить на русском. Но чаще всего не говорить, а коряво изъясняться, иногда даже на пальцах. Бытовая русская речь — это очень тяжело (смеется). Но мы часто собираемся вместе на кухне и что-то обсуждаем. Особенно горячо, кстати, наши проекты и политику.

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20180914/exchangestudents/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

5 историй, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход