Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх
 Спецпроект «Политика в вопросах и ответах»

Валерий Носовко: «Пора прекращать сетовать, что денег будет меньше. Главное – жизнь и здоровье»

Усть-Кутский район громче прочих муниципалитетов Иркутской области вошел в круг территорий, зараженных коронавирусом. Возможно, незаслуженно, поскольку не установлено, был ли это случай заражения или элементарная ошибка в анализах, исправленная при следующем заборе проб у «подозреваемого».

В начале апреля у ребенка в одной из десяти вернувшихся в Усть-Кут из Таиланда семей в первом анализе выявили коронавирус. Мальчик чувствовал себя хорошо, и родители, несмотря на карантин, разрешили детям (включая заболевшего) гулять на улице. Кто-то допустил утечку информации, что ребенок является носителем вируса (по версии одного из самых читаемых усть-кутских новостных порталов, это сделали сотрудники ВЛРП и сама мэр района Тамара Климина в закрытой группе в мессенджере). В городских соцсетях поднялась волна возмущения.

История заражения перешла из стадии «сарафанного радио» на политическое поле, где мэр района Тамара Климина кинулась обвинять председателя муниципальной думы Валерия Носовко, что он «поддержал травлю» семьи. Это вызвало недоумение у общественности, которая оказалась на стороне Носовко. Кроме того, именно он выступил на областном уровне с инициативой по решению кадрового вопроса в случае вспышки инфекции. Предложение нашло поддержку у его коллег-медиков и представителей областной власти, муниципальных образований. Валерий Носовко рассказал в интервью о коронавирусе и жизни муниципалитета в условиях карантина.

Как вы оцениваете вероятность заражения коронавирусом в Усть-Кутском районе? Вроде опасения пока не подтверждаются.

— Это ожидаемое, прогнозируемое событие. Маловероятно, что наш район это не коснется. К счастью, пока первый случай не подтвердился, но уверен, что лучше перестраховаться. Появилась возможность посмотреть, готовы ли мы к эпидемии: можно сказать, получилось, как с военными учениями – проба сил при мнимом «противнике». Но не могу сказать, что удовлетворен результатом этих «учений».

Существует версия, что утечка персональных данных семьи, ребенку из которой был первоначально поставлен ошибочный диагноз коронавируса, произошла при участии мэра района Тамары Климиной из закрытой группы в мессенджере.

— Допускаю, что утечка произошла из официальных источников. Нужно разбираться. Как уже стало известно, на КЧС в администрации Усть-Кутского района присутствуют посторонние. Даже врио губернатора по этому поводу делал замечания: информация под грифом «для служебного пользования» выходит в соцсети и Telegram-каналы, причем в преднамеренно искаженном виде.

С этим вы связываете то обстоятельство, что Тамара Климина, отводя подозрение от себя и подчиненных, обвинила вас, что как-то не так отреагировали на «травлю» семьи, в которой первоначально предполагалось заражение?

— Не готов давать трактовку высказываниям мэра, это было бы неэтично. Сначала нужно лично поговорить, а пускаться в эмоциональные высказывания или устраивать перебранку в соцсетях – дело непутевое, особенно в такие сложные периоды, как нынешний, когда все органы власти должны работать сообща.

По большому счету, откуда произошла утечка персональных данных – вопрос хоть и важный, но второстепенный. У нас есть выражение, что в Усть-Куте все спят под одним одеялом. Все знают, кто и откуда приехал – город небольшой, бессмысленно что-то прятать.

В этой ситуации важнее, как мы отреагировали на новость о заражении, стали ли строже соблюдать режим самоизоляции, смогли ли проконтролировать людей, которых обоснованно считали носителями вируса.

Вынужден сказать, что ситуация не очень благоприятная. Люди ведут себя безалаберно: многие выходят на улицу без какой-то острой необходимости, продавцы в магазинах без масок, какие-то предприятия то открывают, то закрывают.

Нужно осознавать, что происходит в других странах: пустые улицы в Италии, Испании, Германии – это правда, а не пропаганда. Это обоснованные меры. Специфического лечения еще нет, и единственное, что сейчас можно сделать – это самоизоляция. Чтобы в том случае, когда кто-то принесет инфекцию, заразилось как можно меньше людей.

Заболевание зачастую развивается стремительно. Здравоохранение в России на таком уровне, что сравнивать можно только с Африкой. Наша система не справится с массовой эпидемией. На что нам надеяться? Только ответственное поведение, самоизоляция!

Как медик с 30-летним опытом работы главврачом Осетровской линейной больницы, как вы оцениваете ситуацию с коронавирусом? Бывали уже подобные прецеденты на вашей памяти?

— Да, в конце 80-х была вспышка брюшного тифа в Усть-Куте. Она пошла из колонии, чье руководство сначала пыталось ее скрыть, но инфекция вышла в город и заполыхала. Брюшной тиф – это желудочно-кишечное заболевание, не сыпной тиф, так что легче переносится. И я вспоминаю, какие меры тогда были. Мы знали, как лечить от этого заболевания, чем лечить. Тогда к нам приезжала Зазнобова Людмила Афанасьевна – главный эпидемиолог Иркутской области, она все организовала. Благодаря грамотным действиям эту вспышку удалось локализовать. Я тогда уже был главным врачом Осетровской линейной больницы, помню, как четко и слаженно действовала власть. Первый секретарь горкома партии сказал, что здесь будет инфекционное отделение, и уже на следующий день приступили к перепрофилированию объекта под поставленные задачи.

Нынешняя ситуация хуже – и по самой инфекции, от нее пока нет лекарства, и по действиям органов власти. И по отношению людей.

Достаточные ли меры были приняты, чтобы предотвратить распространение инфекции, когда все считали, что мальчик болен коронавирусом?

— Думаю, мер недостаточно не только в нашем муниципальном образовании, но и в России в целом. Нам судьба отпустила три месяца от начала мировой вспышки, произошедшей в декабре 2019 года. Только последнее время стали пытаться брать пример с Китая. Мало специальных костюмов, респираторов, бесконтактных термометров, не говоря о нехватке медиков.

У нас в доброе время на 50% укомплектован штат больницы – это только по количеству. Многие врачи – в возрасте 65+, то есть попадают в группу риска. Их надо бы изолировать и защитить от возможного соприкосновения с инфекцией. Как нам быть в экстремальной ситуации?

Поэтому вы выступили в Законодательном собрании Иркутской области с инициативой формирования реестра медиков? Ваше предложение всем показалось обоснованным и своевременным.

— Да, на площадке Заксобрания я предложил создать реестр всех медиков, независимо от того, где они работают – в государственных или частных медучреждениях, стоматологических кабинетах, салонах красоты или где-то еще. Ситуация непростая, считаю, что имеются признаки войны. В войну что происходит? Гибнут люди, разрушается экономика. Что мы сейчас и наблюдаем, разве что, это война не с каким-то определенным противником, а с эпидемией. Но так же гибнут люди, разрушается экономика.

Поэтому надо пользоваться собственным опытом и не выдумывать велосипед. В случае военных действий всех бы медиков мобилизовали. Я убежден, что медик любого профиля – это лучше любого волонтера-немедика.

Считаю большой ошибкой, что сейчас запретили плановый прием пациентов, плановые операции. Мы знаем, что если зуб болит чуть-чуть и его вовремя не вылечить, будет воспаление. Не пройдет, не рассосется, чем больше тянуть – тем тяжелее лечить. То же самое с любой болячкой. Если вы плановое лечение прекращаете, потом будет хроническое заболевание и обострение.

Как вы оцениваете работу районного штаба по противодействию распространению коронавирусной инфекции?

— Штаб не создан. А следовало бы, и включить туда, по аналогии с областным, представителей администрации, районной думы, глав поселений, руководство правоохранительных органов, учреждений здравоохранения, градообразующих предприятий и других. И возглавить его должна была бы мэр района. Мы видим, как работает штаб во главе с врио губернатора Игорем Кобзевым – ставятся вопросы и оперативно принимаются управленческие решения, и такой стиль работы следовало бы повторить на муниципальном уровне.

А что у нас есть по факту? Рабочая группа, возглавляемая заместителем мэра, в которой нет ни глав, ни правоохранительных органов, только сами чиновники.

Я вижу, что губернатор Игорь Кобзев старается, председатель Заксобрания Александр Ведерников – тоже: реагируют, спрашивают, слышат предложения. В районе – не так хорошо.

Обсерватор создали в районе?

— Решение такое принято, обсерватор откроют в здании курорта в Усть-Куте. Но недостаточно повесить вывеску «Обсерватор», там надо создать определенные условия, что требует дополнительных средств – материальных, людских.

Мэр района выступила с требованием создать во всех муниципальных образованиях поселенческого уровня оперативные рабочие группы по противодействию коронавирусу. Как вам эта инициатива?

— Зачем? Главы поселений у нас профессиональные, ответственные люди, они и так отрабатывают все вопросы в текущем порядке, они этим занимаются и без оперативных рабочих групп. Не надо раздувать все эти «совещательные органы», напротив, надо сконцентрироваться и действовать. Я считаю, что эта инициатива Тамары Александровны Климиной по созданию оперативных рабочих групп в поселениях – это попытка переложить ответственность на чужие плечи — на глав поселений.

Сейчас в Усть-Кутском районе может сложиться ситуация наложения двух режимов ЧС: на начало мая прогнозируется и пик коронавируса в Иркутской области, и начало лесных пожаров. Учитывая, что и вирус, и дым бьют по легким, состояние людей может оказаться тяжелее, чем в других территориях. Предпринимается что-то для эффективного предотвращения лесных пожаров?

Насколько я вижу, какие меры предпринимались в прошлые годы, те и предпринимаются. Более того, объем средств, заложенных в резервный фонд на случай ЧС, существенно меньше, чем в 2019 году – 3 миллиарда 389 миллионов рублей относительно прошлогодних 4 миллиардов 960 миллионов.

Надежда есть на то, что лесхоз Иркутской области будет более эффективно работать: еще зимой в эту структуру на работу приняли людей из наших малых населенных пунктов. В холодное время года они занимались выявлением незаконных рубок, сейчас будут, видимо, отслеживать ситуацию с лесными пожарами.

Но, по большому счету, нужно возвращать систему авиационного мониторинга и тушения лесных пожаров, возрождать авиалесоохрану. Арендаторы – не специалисты, они должны заниматься своим делом, а борьба с лесными пожарами – дело профессионалов, имеющих знания, опыт, экипировку, оборудование и технические средства. Плохо, когда, по басне Крылова, «сапоги тачает пирожник, а пироги печет сапожник».

Как режим карантина сказывается на реализации социально значимых проектов в Усть-Кутском районе? Продолжится ли строительство социальных объектов?

— В Усть-Кутском районе на сегодняшний день в рамках госпрограмм реализуется всего один крупный проект, связанный со строительством – это физкультурно-оздоровительный центр с бассейном в Усть-Куте. Проект с самого начала стал проблемным, таким и остается. Дважды менялись подрядчики, многократно – сумма контракта. В итоге стоимость объекта повысилась со 151 миллиона рублей до 230 миллионов, а ведь до завершения работ далеко, может стать еще дороже. Администрация Усть-Кутского района нашла обходной путь, ведущий к удорожанию проекта: помимо того, что есть контракт на строительство и подрядчик по нему получает средства, администрация еще заключает дополнительные договоры на покупку строительных материалов.

Наша депутатская комиссия в начале года побывала на объекте, смотрели, как ведется строительство. Тогда остались вполне довольны. Но строили иностранцы, а сейчас у подрядчика возникли проблемы с их завозом.

Мы рассчитывали, что за время нашего созыва если и не будет построена школа №7 в Усть-Куте, то хотя бы начнется ее возведение. Но районная администрация не справилась с поставленными задачами, слишком много времени ушло на пересмотр проекта, его экспертизу и так далее. Можно, конечно, сделать хорошее лицо, мол, проект – половина дела. Но у нас и по ФОКу тоже проект давно готов, а самого объекта как не было, так и нет. Постоянно выясняется, что одно не предусмотрели, другое.

От проекта до окончания строительства такой сумасшедший срок! У нас в Казарках – 40 километров от Усть-Кута – давным-давно должен был стоять новый ФАП. Но на днях выяснилось, что начало строительства могут перенести на 2021 год. Почти пять лет нашего созыва я язык мозолю, надоедаю с возведением фельдшерско-акушерского пункта, наш срок заканчивается, и я не знаю, удастся ли построить.

В этом году прогнозируют возможный секвестр региональных бюджетов. У вас уже есть какая-то информация по возможному сокращению расходов Усть-Кутского района?

— Перед последней думой обсуждали. Председатель бюджетной комиссии предлагал сделать резервный фонд побольше. Возможно, придется ужаться: налоги снизятся – многие предприятия не работают, кто-то может и вовсе закрыться.

Но, с другой стороны, районная администрация внесла в думу проект новой структуры, там увеличивается управленческий состав, комитеты становятся управлениями, отделы – комитетами, появился пресс-секретарь со специфическим амплуа. Зачем это городить за 4 месяца до выборов нового мэра?

Мы еще не рассматривали этот вопрос, но проект документа от мэра уже получили. Скорее всего, потребуются дополнительные деньги, чтобы обеспечить раздувшуюся структуру. Ждем, что скажет по этому поводу администрация. Но раз так, значит, не все плохо с деньгами.

Какие задачи вы сейчас считаете самыми важными для себя и системы управления района?

— Мы должны защитить людей от возможной эпидемии. Это самое важное. Поэтому пора прекращать сетования на то, что денег будет меньше. Самое главное – жизнь и здоровье.

Ирина Михайлова, IRK.ru

  • Артём Бондарюк 23 апреля 2020 в 16:11 0

    жизнь и здоровье, надо полагать, у нас бесплатные))

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля