Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Сергей Левченко: три года от пятилетки

около 18 минут на чтение 34 комментария
Сергей Левченко. Фото из архива IRK.ru
Сергей Левченко. Фото из архива IRK.ru

Сергей Левченко отпраздновал свое трехлетие на посту губернатора Иркутской области. Вспоминаем глобальные идеи по развитию региона предыдущих глав и оцениваем текущие стратегии действующего руководителя области.

Трехлетие губернаторства — некий рубеж, за которым уже не принято говорить «новый губернатор»: нет, уже не новый, преодолел экватор и приближается к окончанию срока полномочий. Для его сторонников это повод сожалеть, поскольку период благоденствия близится к финалу, и даже если предположить чудо – переизбрание Левченко на второй срок – опыт показывает, что расстановки в команде губернатора будут уже совершенно другими. Для противников близящийся финал – повод к оптимизму: окончание длинной зимы не за горами.

Во время инаугурации
Во время инаугурации

Сейчас можно с высокой долей вероятности говорить об итогах «эпохи Левченко». Как показывает опыт, люди не меняются, даже если они – губернаторы: все их идеи, планы, инициативы либо воплощаются в первые же годы, как только у них появляется ресурс, либо остаются пустым прожектерством. От первого шока, когда ты стал губернатором, до первых осмысленных стратегических решений у разных чиновников проходит, в среднем, от полугода до года (во всяком случае, так говорят сами бывшие губернаторы, и нет повода не верить им). Остальное время они направляют на реализацию своей главной идеи, «идеи-фикс». Такую функцию, как «формирование обещаний» на следующий срок, мы подробно рассматривать не будем: обещать – не значит жениться.

Об идеях-фикс иркутских губернаторов

Практически все иркутские губернаторы имели идеи, благодаря воплощению которых планировали въехать в историю региона на белом коне. У Юрия Ножикова (губернатор в 1991-1997 годах) это была «самостийность» Иркутской области: он хотел сохранить весь промышленный комплекс под контролем региона и не пускал сюда московские финансово-промышленные группы. Самый яркий эпизод его деятельности – борьба за независимость Иркутскэнерго от РАО ЕЭС России. Что получило население от реализации идеи-фикс Ножикова? У нас до сих пор самые низкие в стране тарифы на электроэнергию. И это невзирая на то, что Иркутскэнерго без малого 20 лет находится под контролем Олега Дерипаски.

Второй по счету губернатор – Борис Говорин (1997-2005 годы) — успешно похоронил идею-фикс своего предшественника: практически все крупные компании разошлись по рукам федеральных олигархов. Это был во многом естественный процесс: у кого деньги – у того и собственность. А как бы поступил в такой ситуации Ножиков? Ушел бы в отставку (что, собственно говоря, он и сделал). Зато Говорин выдал две собственные идеи: по крупномасштабному, комплексному освоению Ковыктинского газоконденсатного месторождения и по созданию особой экономической зоны на Байкале. Именно его команда разработала саму концепцию туристических зон в России, подготовила в тесном взаимодействии с Ростуризмом и Минэкономразвития РФ законодательство о турзонах. Даже, говорят, под ОЭЗ на Байкале в федеральном бюджете уже деньги лежали – 6 миллиардов рублей. Но газовый проект оказался настолько политически несвоевременным, что федеральный центр не стал пролонгировать Говорину губернаторский статус.

Третий по счету – Александр Тишанин (2005-2008 годы). У него было две главные идеи. Первая – поставленная перед ним федеральным центром – по объединению Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Она была успешно выполнена. Вторая – сгенерированная вдохновенными иркутскими романтиками и пришедшаяся по душе губернатору-железнодорожнику — создание агломерации «Большой Иркутск» в составе Иркутска, Ангарска, Шелехова и прилегающих земель. К сожалению, она так и осталась мечтой на бумаге. А в этом проекте были и скоростной трамвай, и новые дорожные развязки, жилые кварталы между Иркутском и Ангарском, и т.д. Кстати, идею предшественника о создании газохимического кластера на базе Ковыкты Тишанин не только убил, но и закопал, чтобы она не проросла новыми побегами. А турзону начал усилием воли двигать по карте озера Байкал, так что федералы со своими деньгами просто не успевали за его стремительной мыслью. «Родные и близкие» убиенного Ковыктинского проекта объявили Тишанину вендетту, в результате которой он и сложил свои полномочия.

Четвертым губернатором Иркутской области стал Игорь Есиповский (2008-2009 годы). Он закрыл тему агломерации, Ковыкту воскресить не смог. Его идея-фикс сформулирована не была, но, судя по всему, она находилась бы в области биотехнологий и машиностроения.

Главный пункт в программе следующего губернатора, Дмитрия Мезенцева (2009-2012 годы) — широкое празднование 350-летия Иркутска. Конечно, это смотрелось мелковато на фоне глобальных экономических прожектов предшественников. Однако, как выяснилось, все было не так уж плохо. Во-первых, благодаря этому проекту колоссально изменился сам город Иркутск. Появились принципиально новые объекты – 130 квартал, новая набережная Ангары, две огромные современные библиотеки – областная «Молчановка» и научная ИГУ и другие «общественные» объекты. И в целом Иркутск преобразился. Изменения носят необратимый характер (во всяком случае, пока) – городу понравилось меняться, он продолжает это и сейчас. Следствие – из перевалочной базы на Байкал Иркутск превратился в самодостаточный туристический центр.

Следующий губернатор – Сергей Ерощенко (2012-2015 годы) – в центре своей деятельности поставил новый современный аэропорт в Иркутске. Вокруг этой идеи вертелись другие – реконструкция Байкальского тракта; развитие логистического центра; формирование свободной портовой зоны с 48-часовым бестаможенным и безвизовым режимом для иностранцев (что позволяло бы, в том числе, организовать значительный туристический поток на Байкал почти без увеличения антропогенной нагрузки – за счет экскурсионных туров одного дня, а не «зависания» на несколько суток в прибрежных гостиницах). Предполагалось развитие авиационного хаба с сервисами по ремонту и обслуживанию самолетов, с инфраструктурой для «разлета» по многим направлениям. Как сопутствующий проект – развитие авиасообщения в территориях Иркутской области: за время правления Ерощенко было восстановлено авиасообщение с Братском, Усть-Илимском, Нижнеудинском, Хужиром и другими территориями, в которых к тому моменту люди уже давно не видели живых самолетов.

Закладка первого камня в основание нового терминала аэропорта Иркутска
Закладка первого камня в основание нового терминала аэропорта Иркутска

Какова идея-фикс Сергея Левченко? Он любит придумывать стратегии. Примерно по одной в год. Сначала это был одноименный проект – «Стратегия социально-экономического развития Иркутской области», потом – «Государство развития», теперь – «Госплан» с пятилеткой. Но на этапе реализации все время встречаются препятствия. Первая «Стратегия» так и остается прожектом – не прошла фильтр Заксобрания, муниципалитетов, областных Союза товаропроизводителей и предпринимателей, профсоюзов. Вторая — «Государство развития» — не может быть исполнена нашим губернатором, поскольку он пока не президент, а у Владимира Путина есть свои планы. Третья — «Госплан» — появилась буквально на днях, да и как ее уместить в оставшиеся два года правления Левченко? Даже в СССР пятилетку не выполняли за два года, минимум – за три.

Чего ждать в оставшиеся два года? Выполнения пятилетнего плана или еще двух «стратегий»? Тут вопрос, как говорится, личного выбора.

Куда делась программа кандидата?

Разумеется, у Сергея Левченко, когда он баллотировался в губернаторы, была программа кандидата. Ее широко пиарили как сторонники КПРФ, так и противники Сергея Ерощенко. Это был весьма популярный документ. Вспомним тезисы программы и посмотрим, что с ними сталось.

В период предвыборной кампании
В период предвыборной кампании

Первый пункт – «Остановить ценовой и тарифный беспредел!». Сергей Левченко писал: «Цены и тарифы неудержимо рвутся вверх и сильно бьют по низким доходам большинства населения. Настало время на федеральном и региональном уровнях ввести регулирование социально-значимых цен на товары широкого потребления, услуги и тарифы на коммунальные услуги. В Иркутской области требуется законодательно закрепить порядок установления допустимых цен и тарифов для населения». Однако первое же решение, которое принял Сергей Левченко, вступив в должность губернатора – это отмена постановления Сергея Ерощенко о заморозке тарифов. С тех пор тарифы на электроэнергию, тепло, жилищно-коммунальные услуги, проезд в общественном транспорте, регулированием которых занимается Служба по тарифам Иркутской области и другие уполномоченные органы, регулярно растут.

Сергей Левченко «распечатал» тарифы, и с тех пор та же электроэнергия для населения Иркутской области подорожала с 92 копеек до 1 рубля 6 копеек за кВт/ч, тепло – с 790 рублей 81 копейки в большинстве городов области до 1016 рублей 25 копеек за Гкал, для Иркутска – и вовсе с 1041 рубля 24 копеек до 1317 рублей 2 копеек. Понятно, что тарифы на энергию – это один из основных факторов роста цен на все остальное – начиная от ЖКХ и заканчивая изготовлением продуктов питания.

Мы не будем давать оценку действиям Сергея Левченко по разморозке тарифов, наверняка на это были веские причины. Мы лишь акцентируем внимание на том, что его действия оказались противоположными его обещаниям.

Рабочая поездка в Байкальск
Рабочая поездка в Байкальск

Второй пункт программы кандидата звучал так: «Сфере жилищно-коммунального хозяйства – жесткий порядок и финансовую обеспеченность». Левченко тогда обещал, что внесет изменения в областной закон о фонде капремонта жилья, предусмотрит в нем софинансирование из областного бюджета, чтобы платежи жителей снизились в три раза – до 100-200 рублей в месяц. Ну, о том, что обещанное трехкратное снижение не произошло, население в курсе.

Третий пункт программы Сергея Левченко звучал так: «Коррупции во власти и бизнесе, чиновному произволу – нет!». Будущий губернатор писал: «Стало уже обыденной новостью арест и розыск нечистых на руку министров правительства Иркутской области. Чиновный произвол и коррупция как гнойники на теле региональных органов власти и управления разъедают и поражают их деятельность, обкрадывая бюджет области и государственную собственность. Пора положить конец деяниям зарвавшихся госслужащих, очистить правительство нашей области и бизнес от взяточников, казнокрадов и мошенников, отдать под суд заворовавшихся чиновников и бизнесменов и вернуть доверие властным структурам».

Итог: команда Сергея Левченко уже «наработала» рекордное число уголовных дел, расследованием которых занимаются правоохранительные органы. Это уголовные дела в отношении министра лесного комплекса Сергея Шеверды, его заместителя (по сплошным вырубкам в особо охраняемой природной территории), в отношении бывшего заместителя председателя правительства Иркутской области Виктора Кондрашова (выступил в качестве «посредника» между двумя бизнесменами и получил 10 миллионов рублей, вопрос не решил, но деньги отказался возвращать), в отношении чиновников Дорожной службы Иркутской области (по мошенничеству) и прочие.

Обещания давались по значительному улучшению здравоохранения, по развитию культуры, однако дело закончилось кадровыми перетасовками: уволили одних главврачей, директоров домов культуры, на их места поставили других — абсолютно устраивающих чиновников. Так что теперь «снизу» никто и слова поперек сказать не может, все рапортуют о чудеснейших результатах массового оздоровления и окультуривания населения.

Ну и как отдельный анекдот – история с пунктом шестым программы Сергея Левченко, в котором он обещал «пенсионерам – особую заботу». А потом ввел ограничение по числу льготных поездок в общественном транспорте. Битва за поездки была долгой, она продолжается, и к окончанию срока полномочий Сергея Левченко пенсионеры, возможно, смогут ездить, как и раньше – столько, сколько им нужно, а не сколько разрешил губернатор.

На Синявских высотах, где установили памятник погибшим в ВОВ
На Синявских высотах, где установили памятник погибшим в ВОВ

Есть темы, в которых не до смеха. Например, по национальному вопросу. Сергей Левченко писал: «Крайнюю остроту в эти годы приобрел национальный вопрос». Он пообещал восстановить «Дом дружбы народов», создать «национальную деревню» (где каждая диаспора могла бы построить дом со всеми национальными атрибутами, архитектурными особенностями), организовать медицинский центр для централизованного медицинского обследования и оказания медицинской помощи мигрантам из стран ближнего зарубежья. Но, похоже, специалисты из команды губернатора не сильны в политесах, и сейчас при их одобрении обостряется борьба за Иркутскую мечеть, где местных мусульман (в основном, татар по национальности) хотят подвинуть джигиты, не так давно спустившиеся с Кавказских гор. Развитие этого сюжета может иметь необратимые отрицательные последствия, на что губернатору следовало бы обратить особое внимание.

В программе Левченко-кандидата также были пункты о молодежной политике, о развитии науки, вузов, в целом образования, об особом внимании малому бизнесу, северным территориям, об оздоровлении политической среды.

Но, похоже, в одни и те же слова все вкладывают разный смысл. В Иркутской области идет непрекращающаяся «холодная гражданская война». Регион занимает одно из первых мест по уровню протестных настроений, и чем это кончится – никому не известно.

О личности в политике

Сейчас политическое поле Иркутской области – это любопытное зрелище для самых искушенных исследователей общественно-политических процессов.

Региональное правительство во главе с губернатором Сергеем Левченко так и не сумело смириться с победой «Единой России» на выборах в Госдуму и продолжает информационную войну с депутатами. С Советом Федерации тоже не все благополучно: сенатор Вячеслав Мархаев, которого провел в должность Сергей Левченко, практически не контактирует с областным правительством, поскольку оно игнорировало его обращения по ситуации в здравоохранении Иркутской области; новый сенатор от Заксобрания Сергей Брилка – председатель региональной «Единой России», также не стал исключением. Неприязненное отношение к нему Левченко не в силах преодолеть. Продолжается война с мэрами, так и не присягнувшими Сергею Левченко на верность – Вадима Семенова (Черемхово) губернатор, его пиарщики и горячие головы из числа сторонников до сих пор стараются пнуть при любом удобном случае.

В политике, как на бирже (как, впрочем, и в целом в жизни), можно зарабатывать не только на росте акций, но и на их падении. Для этого нужны ум, знания и желание. Возможно, чуть-чуть везения, но – самую малость. Чего конкретно не хватает Сергею Левченко, сказать сложно. Ладно, с выборами в Госдуму – там КПРФ, возглавляемая губернатором, уступила «Единой России» три из четырех одномандатных округов. Губернатор не сумел сыграть на «падающем рынке» и выстроить отношения с избранными депутатами-единороссами, так как боролся против них. Но он не смог воспользоваться и «растущими акциями», когда КПРФ на выборах в Заксобрание Иркутской области набрала существенно больше голосов, чем другие партии, включая ЕР.

На первой сессии Заксобрания Иркутской области нового созыва
На первой сессии Заксобрания Иркутской области нового созыва

Причем при распределении должностей в Заксобрании на стороне ЕР, против губернатора и возглавляемой его сыном Андреем Левченко фракции КПРФ сыграли даже союзники Сергея Георгиевича – Александр Битаров («Гражданская платформа», владелец стройкомпании «Новый Город»), Александр Гаськов («Справедливая Россия», главврач больницы №2 г. Братска), Антон Красноштанов (ЕР, представитель клана Красноштановых – владельцев ряда строительных компаний) и их сторонники.

Именно союзники Левченко сыграли против него, чтобы не допустить монополии на власть, так как даже они считают это нецелесообразным для региона. Сейчас установлен шаткий баланс, формируется два полюса в политике. На одном – Сергей Левченко, которому осталось два года, чтобы доказать собственную дееспособность или красиво уйти. На другом – новый председатель Заксобрания, «единоросс» Сергей Сокол, который должен предложить другой путь для Иркутской области – без протестов и конфронтации, без «холодной гражданской войны». Сможет ли он и его сторонники удержаться от конфликтов, в которые Левченко талантливо втягивает своих оппонентов? Это вопрос на будущее. А оно – не за горами.

Диагнозы и психология власти

И в качестве послесловия. О диагнозах и психологии. Самый главный враг любого человека – это не его оппонент, не шумный сосед по лестничной площадке, не вор, обокравший квартиру, не убийца, лишивший жизни. Самый главный враг человека – он сам. Именно мы своей ленью, недальновидностью убиваем наши стремления. Гордыней – разрушаем личность.

Политикам тяжело вдвойне, у них на обычные человеческие недостатки накладывается еще и «синдром Гибриса» — профессиональная деформация государственных деятелей. Это состояние, при котором человек чувствует себя великим, всегда правым и непогрешимым. Прибавим к этому окружение, которое на все голоса поет осанну, придворных журналистов с их искренними панегириками, и уже трудно разглядеть масштаб собственной личности. А критику, как известно, мало кто любит. Поэтому корректировка курса практически невозможна, даже если впереди – край земной тверди или еще более фатальный – конец срока полномочий.

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20181022/governor/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

Истории, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход