Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

На ошибках Тулуна: ликвидация последствий паводков в Шелеховском районе

29 июля в селе Олха Шелеховского района местная река вышла из берегов. Из-за подъема уровня воды подтопило 20 жилых домов, в которых проживают 68 человек. Журналист IRK.ru посетила затопленные участки и поговорила с местными жителями, спасателями и главой города.

Олха

Первое, что бросается в глаза при подъезде к Олхе — автомобили, припаркованные в одном месте. Машины стоят плотно, им сложно разъехаться, водители ругаются. Люди приезжают посмотреть на состояние своего дома, но, чаще всего, быстро уезжают обратно – к самим домам не подобраться. Некоторые остаются обсудить ситуацию с соседями, особо смелые надевают высокие рыбацкие сапоги и отправляются на осмотр территории.

— Вчера мы подготовились к воде, и я ушла работать на завод в ночь. Только сейчас увидела своими глазами, что случилось. С полами у меня все нормально, воды в доме нет, но в подполье… Сейчас главное все из морозильника вытащить, я уже договорилась с друзьями, отвезу им, а то света нет, все пропадет, – рассказывает местная жительница, садясь в машину.

Сотрудники профессионального муниципального аварийно-спасательного формирования Шелехова
Сотрудники профессионального муниципального аварийно-спасательного формирования Шелехова

Сразу за вереницей автомобилей начинается «озеро» глубиной около полутора метра, образовавшееся в пик паводка. Возле воды стоит машина и лодка спасателей, дежурит группа из восьми человек.

— Вчера вот на этом посту группа спасателей совершила 23 выхода на расстояние 1,5-2 километра. И сюда же на безопасное место мы всех эвакуировали, рядом стоял специальный автобус, который отвозил людей в пункты размещения. Но в домах все-таки люди оставались, — рассказывает руководитель профессионального муниципального аварийно-спасательного формирования Шелехова Михаил Смирнов.

Но отказаться от эвакуации — это право людей и спасатели не могут его нарушить. «Тех, кто остался на вторых этажах, мы постоянно проверяли, убеждались, что люди адекватно оценивают ситуацию», – объясняет Михаил.

Спасатели следили за уровнем воды в Олхе и, когда стало ясно, что река выходит из берегов, начали активные действия – развернули два «боевых» участка: в селе Олха и садоводстве «Энергетик». Работа сотрудников МЧС началась раньше.

Михаил Смирнов вспоминает события, случившиеся в июне в Тулуне: «Мы помним главную претензию населения – отсутствие информирования. Поэтому заранее неоднократно объехали все садоводства и через рупор предупредили жителей о том, что ожидается повышение уровня воды. Советовали вывезти свои автомобили, детей, маломобильных граждан и сделать все возможное, чтобы обезопасить себя и своих родных, минимизировать ущерб, который так или иначе будет».

После пика паводка работа тоже не закончилась: объезжают территорию, чтобы оценить её состояние. Жители осматривают свои дома.

— Ну, думаю, где-то недели две уж точно не нужно будет поливать! Ура! – шутит мужчина, выходя из залитого огорода.

Сажусь в лодку к спасателям, плывем по затопленному селу. Видим местного жителя, ведущего на поводке собаку.

— Нашелся? — спрашивают спасатели.
— Ага, спрятался и скулил, еще и идти не хотел, – отвечает молодой человек.
— Ну и хорошо!

Проплывая по улице, понимаешь, что спасатели действительно хорошо знают каждый дом и его жителей. Они рассказывают: «Отсюда долго не хотели эвакуироваться, у этой машины вода вчера была намного выше, в этом доме на втором этаже сидят две овчарки».

— Почему их не забрали люди или «К-9»?
— Жители оставили их сами, очень боятся мародёров. Но мы знаем, где и какие собаки остались, хозяева их навещают, кормят. Мы следим.

На улице Луговая видим женщину, которая не могла справиться с сильным течением и открыть ворота дома. Спасатели ее сразу узнали, оказалось, что она последней эвакуировалась вчера вечером. Приближаемся, спасатели улыбаются ей и здороваются.

— Ребята, помогите, пожалуйста! Ну никак не открыть! – просит женщина.

Молодые люди выпрыгивают из лодки, а я спрашиваю, почему она так долго отказывалась от эвакуации.

— А как я должна была уехать? Я ждала мужа с работы, чтобы вместе поднять всю технику повыше, мало ли что. Документы собрала, оделась и ждала. Он пришел, мы все убрали и эвакуировались. В итоге в дом вода не зашла, но огород… Мы же пенсионеры, у нас вся жизнь там, все силы!

Спасатели помогают женщине открыть дверь и уточняют:

— Номер-то помните? 112, сразу звоните, если что!
— Да как тут забудешь? – отвечает она.

Плывем дальше. В местах с сильным течением спасателям приходится вылезать из лодки и идти ему навстречу, вода доходит им почти до груди, а из-за низкой температуры (Олха – горная река. — Прим. Ред.) сводит ноги. Но, по их словам, сегодня еще мелко.

— Вот вчера было тяжело. Шел ливень, было сильное течение и темно, – рассказывают мужчины.

Особое внимание привлекает мусор, путь которому преградили заборы-сетки. Пластиковые бутылки, пакеты, одноразовые перчатки, обломки дерева, предметы быта – если вглядываться, становится понятно, что это не просто мусор. У многих унесло теплицы, полностью затопило огороды. Чаще всего встречается полиэтилен и бутылки.

Пункт временного размещения №1

29 июля около 14:20 всех детей из оздоровительных лагерей эвакуировали в ПВР школы № 1. Также людей размещали в школах № 1, 4, 5, 12.

— Шелеховских ребятишек уже забирают, их осталось совсем мало, а вот ребята из Тулуна и Нижнеудинска останутся у нас дольше, трасса закрыта. Взрослые в нашей школе тоже были, это люди, спасенные из затопленных участков, но вот они уже все вернулись домой, – рассказывает директор школы №1.

По ее словам, у сотрудников отработаны алгоритмы взаимодействия со всеми структурами, поэтому пункт развернули очень быстро – меньше чем за час после объявления о начале эвакуации. Матрасы, постельное белье, подушки, одеяла и питание организовала администрация. Также в пункте работали соцработники, полицейские и медработники.

Пункт временного размещения в школе №1
Пункт временного размещения в школе №1
В пункте временного размещения
В пункте временного размещения

В 2016 году Шелеховский район уже топило. По словам сотрудников школы, опыт работы в экстренной ситуации у них уже есть.

— Для нас очень важно было сработать так, чтобы люди видели: мы готовы их принять. Каждый сотрудник знает, с каким вопросом и куда нужно обратиться. Каждый работник – учитель, поэтому и с детьми мы легко ладим. Конечно, все мы были в отпуске, лето же, но ситуация вот такая, это же режим ЧС! — говорит Марина Воробьева.

На первом этаже ПВР, где разместили всех детей, тишина – сон-час. Возле дверей кабинетов аккуратно выстроена рядами обувь ребят, а внутри — матрасы. В здании школы дежурит врач и работает столовая.

Кабинет главы Шелехова

— Конечно, ситуация в Тулуне на нас сильно повлияла. Поэтому последние несколько дней вопросом номер один для меня было не допустить человеческих жертв. И слава богу, что нам это удалось. Сейчас основная задача – снизить негативные последствия. У нас есть наше собственное городское аварийно-спасательное формирование, оснащению которого я уделяю особо пристальное внимание, — рассказывает глава города Сергей Липин.

На следующий день после паводков глава люди стали звонить, уточнять, будут ли компенсации и как можно получить справки.

— Городской бюджет не позволит выплатить даже минимальную сумму, но я уверен, что получится привлечь областные или даже федеральные средства. Тогда мы оценим ущерб и выплатим матпомощь, – объясняет глава города.

Комментируя затопление района в 2016 году, когда из-за проливных дождей несколько садоводств в Шелехове оказались под водой, поясняет, почему нельзя предотвратить ЧС.

— Это стихия. Стихия, которая может разрушить даже самые продвинутые города и страны. Если мы построим дамбу с расчетом на самую критическую ситуацию, никто не даст гарантий, что уровень воды не окажется выше критической отметки. А ведь для постройки дамбы нужны огромные средства и всегда будет вероятность, что эти средства окажутся потраченными впустую – отвечает Сергей Липин.

Фото автора

  • Romeo Sh 9 августа 2019 в 11:54 0

    «На следующий день после паводков глава люди стали звонить, уточнять, будут ли компенсации и как можно получить справки.» Совсем с дуба рехнулись. Почему всегда считают что им государство должно в таких случаях? Помочь то должно, но вот компенсации - это к чему? Сами ж виноваты что строились…

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля