Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Поэтесса Ах Астахова: Написать большой роман мне пока не хватает усидчивости

около 8 минут на чтение 6 комментариев
Ирина Астахова. Автор фото — Зарина Весна
Ирина Астахова. Автор фото — Зарина Весна

Поэтесса Ирина Астахова, известная под псевдонимом Ах Астахова, читала текст «Тотального диктанта» на одной из площадок в Иркутске. В интервью IRK.ru Ирина рассказала о своей любви к нашему городу и Байкалу, о творческих планах, читателях, поэзии, вдохновении и умении быть собой.

Вы ведь не впервые в Иркутске?
— В Иркутске я, наверное, уже пятый раз. Очень люблю этот город. Он стал мне близок еще с первой поездки. Я сразу нашла друзей, а для меня город — это в первую очередь люди. Ну и, конечно же, Байкал, Листвянка. Моя сестра, кстати, сыграла свадьбу на берегу Байкала. Поэтому мне все здесь очень близко. И сейчас, наконец, впервые застала весенний Иркутск. Это приятно.

Почему согласились принять участие в «Тотальном диктанте»?
— У меня совершенно не было никаких сомнений, соглашаться или нет. Для меня это первый опыт. Мне всегда приятно выйти за рамки себя, попробовать что-то другое. Я в этом месяце уже побывала и боксером для ролика, и почитала стихи других поэтов. Стихи Киплинга выучить — большое, сложное стихотворение — весьма интересный опыт. Ну и фраза «Достаем двойные листочки» — каждый человек мечтает ее произнести. Конечно, интересно иное взаимодействие с аудиторией: не просто почитать стихи, а попробовать себя в роли учителя в каком-то смысле.

К слову, о том, что вы любите выходить за рамки. Никогда не хотелось попробовать себя в прозе?
— К прозе отношусь прекрасно как читатель. Люблю литературу такого характера. Если говорить о небольших рассказах, то да, мне нравится писать, это интересно. У меня есть какие-то идеи, но они больше для сценариев. Написать большой роман, качественный, пока не хватает, наверное, усидчивости. Одно дело стихотворение. Все пишется на порыве, вдохновении, на эмоциях, а для романа нужна тотальная работа. Но, думаю, рано или поздно к этому обязательно приду. Попробовать стоит.

Порыв, вдохновение, эмоции… что вас толкает в это состояние?
— Сама жизнь. Люди, которых я встречаю. Взаимоотношения с мужчиной, конечно. Вечная тема любви. Путешествия, истины, которые приходят с жизненным опытом. Для меня очень мощный источник вдохновения — природа. Мы сами из природы. Когда вокруг море, горы — это чистый поток творческой энергии.

Когда порадуете читателей четвертой книгой?
— Да, у меня уже три сборника. Не то чтобы я так много понаписала, как небезызвестный писатель, у которого много собак, просто третий сборник вмещает в себя первых два и около 20 новых стихов. Если первые два сборника я издавала своими силами, то третий, самый знаковый для меня на данный момент, напечатало крупнейшее российское издание. И я решила сделать приятный сюрприз всем, кто очень ждал книгу, но не смог ее приобрести, — внести туда все стихотворения, которые у меня есть и которые давно мне нравятся. Насчет четвертой книги есть мысли, есть материал. Она будет чуть меньше последней. И помимо сборника очень много идей. Написать, например, заметки для путешественников. Опыт есть, хочется им поделиться.

О чем новая книга?
— По большей степени это будет жизнеутверждающая поэзия. Не люблю это слово, но, наверное, мотивирующая к какому-то счастливому образу жизни. Счастье — это не только радость. Будут и непростые переживания, которые раскрывают нас больше.

Читатели Астаховой — кто они?
— У меня очень разношерстная аудитория. Это люди абсолютно разных возрастов, сфер деятельности, социальных статусов. Если изначально это были в основном юные девочки, но и стихи у меня тогда были о неразделенной любви, которые тоже переживали эти ранящие чувства, то сейчас, когда меняется моя поэзия, меняется и зритель. Появляются даже люди преклонного возраста.

Например, ко мне приходила преподаватель филологического института. Приходят ко мне и счастливые влюбленные пары. Люди даже знакомятся на моих выступлениях. Одна пара познакомилась на моем концерте в Краснодаре. Оказалось, что девушке подарили билет. Молодому человеку тоже, но он не смог прийти с тем, кого пригласил. И спустя год на моем втором концерте там же он сделал ей предложение.

Вы сравниваете себя с другими поэтами, писателями?
— Нет, к счастью для себя, я стараюсь этим не заниматься. Не потому что я такая несравненная и особенная. Мне кажется, один из секретов успеха любого человека — становиться лучше для себя. Не продолжать кого-то, повторять… Возможно, стилистически мы всегда будем кого-то отражать. Мы окружаем себя людьми, набираемся тех или иных качеств наших близких. Но это происходит не потому, что мне хотелось бы быть на кого-то похожей. Просто у меня есть определенные вкусовые предпочтения. И на меня это, возможно, как-то влияет.

Да и меня, опять же к счастью, ни с кем не сравнивают. Первое время — да, сравнивали даже с Цветаевой, Ахматовой, с современниками — Верой Полозковой, но это исключительно потому, что человеку проще что-то понять, сравнив это с другим. Такова природа. Но если взять Ахматову и Цветаеву, то они даже между собой не похожи. Все люди уникальны, и мне хочется верить, что я тоже не повторяюсь.

Какая поэзия вам ближе?
— Наверное, Серебряный век. Послевоенная поэзия, когда люди начали остро чувствовать жизнь, период «оттепели», когда появились первые надежды, радость, что можно уже выдохнуть и думать о жизни в принципе. Очень люблю стихи Бродского.

Если бы вы не писали стихи, чему бы себя посвятили?
— Я всегда хотела быть певицей. Родители воспитывали меня в творческом направлении: музыкальная школа и так далее. Сестра всегда показывала домашние представления, пела. И мне тоже так хотелось. В итоге я стала артистом, а она — нет. Ушла в юридическую профессию. Конечно же, я и представить себе не могла, что буду выступать на сцене со стихами и это будет моя основная деятельность.

Но у меня были мысли преподавать поэзию через динамику. Я сама очень активно жестикулирую на сцене, и мне хотелось открыть школу, в которой я могла бы учить людей читать стихи с такими элементами. Модерн, балет, если так можно сказать. Я очень люблю детей. Однажды даже устроилась работать в агентство по организации детских мероприятий, но меня быстренько оттуда уволили, потому что я вечно сидела в игровой. Возможно, я могла бы быть неплохим воспитателем.

Ваши выступления сопровождаются музыкой, так легче изъясняться с аудиторией? Или опять же сказывается воспитание?
— Думаю, это, безусловно, повлияло. Музыкальная школа в принципе мне очень многое дала. Кроме одного произведения — «Меланхолического вальса» — ничего из школьной программы, к сожалению, играть я не умею. Но я хорошо подбираю. У меня дома есть инструмент. Музыка очень хорошо помогает в поэзии, задает четкий ритм, когда пишу стихи. И да, мне нравится читать с фоном. Моя лирика довольно мелодичная, и музыка, мне хочется в это верить, лишь дополняет мое творчество, а не глушит.

Вы часто сталкиваетесь с критикой?
— К счастью или к сожалению, нечасто. И не потому, что я гениальна и меня не критикуют. Если такую энергию не питать, то она долго не продержится. Смотря какая критика. Если критика конструктивная, если человек, выражающий свое критическое мнение, близок по духу, по вкусовым качествам, то это меня совершенно не расстраивает. Я понимаю, что есть куда расти, есть вещи, которые можно делать лучше.

Поэт Астахова и Ирина Астахова в жизни — разные люди или вы продолжение друг друга?
— Мои стихи — это в первую очередь всегда мой внутренний мир. Но, позволю себе процитировать Евтушенко, «Я разный — я натруженный и праздный. Я целе- и нецелесообразный. Я весь несовместимый, неудобный, застенчивый и наглый, злой и добрый». Я разная, мои стихи разные, и они — продолжение меня.

Автор фото — Зарина Весна

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20180416/ahastakhova/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

5 историй, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход