Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Зона бедствия. Репортаж из затопленного Тулуна

около 8 минут на чтение 9 комментариев
Зона бедствия. Репортаж из затопленного Тулуна

29 июня об этом еще молчали федеральные СМИ, а жители небольшого города Тулуна на северо-западе Иркутской области уже сидели на крышах своих домов и взывали о помощи. Сейчас о страшном наводнении слышал каждый россиянин. Корреспондент IRK.ru отправился в затопленный город.

Попасть в Тулунский и Нижнеудинский районы с обеих сторон федеральной трассы еще два дня назад было невозможно: дороги разрушены из-за наводнения и перекрыты. На железнодорожный вокзал до сих пор лучше и не соваться: все билеты раскуплены на три дня вперед.

Я отправилась в Тулун 1 июля. Тогда из Иркутска частично начали курсировать автобусы, правда, диспетчер спокойно информировала: «Будет пересадка на электричку на станции Азей». Ну, уже не так страшно — ведь Азей — это уже почти Тулун.

До станции домчали без проблем. Фуры десятками расположились на придорожных стоянках, ждали открытия федеральной трассы. На Азей прибыли около полуночи, но пришлось ждать еще два часа электричку. В это время подошли еще несколько автобусов. На перроне сильно пахло хлебом – здесь лежало огромное количество коробок, мешков и пакетов c гуманитарной помощью.

В городе стоял запах сырости. Люди разбирали завалы, сотрудники МЧС и полиции патрулировали улицы и по возможности помогали пострадавшим. На центральном «пятачке» расположился штаб правительства региона и спасательной службы. Рядом работала полевая кухня, в ней постоянно были люди. Стоит мужчина лет 50 — волонтер. Рассказывает, что здесь уже пять дней, а до этого помогал пострадавшим в Нижнеудинске.

В пункте временного размещения, который расположился в школе №1, очень шумно. Прямо с лестницы на второй этаж вьется очередь за единовременной выплатой в 10 тысяч рублей. На третьем этаже медики проводят вакцинацию от гепатита А, в синих футболках и бейсболках бегали сотрудники Федерального медико-биологического агентства. Один из них говорит, что планируется еще поставить прививки от брюшного тифа и дизентерии.

Школа №1
Школа №1

Тулунчанка Алена рассказывает, что у нее полностью затопило дом на улице Песочной. В нем она жила с маленькой дочкой Лерой.

– Я в этот момент была у знакомых, когда жилье начало топить, — с дрожью в голосе вспоминает женщина. — Я только вчера перебралась на эту сторону. Что с домом — еще не знаю, страшно даже смотреть.

Алена с дочкой Лерой
Алена с дочкой Лерой

Пострадали не только горожане, но и жители близлежащих деревень. У людей унесло дома, затопило огороды, утонул скот. Жительница деревни Манут осталась без жилья, ее дочь в городе – тоже. Рассказывая, она начинает плакать.

— Приехала из Манута, хожу около дома дочки на Типографской, плачу. Огород затопило, хозяйство погибло. Как теперь жить? — не понимает она.

Стоявшая рядом молодая женщина одергивает ее, берет за руку и резко говорит:

– Пойдем, не ной уже, не рви душу! Ничего, переживем! – и уходят.

Галина Шамильевна
Галина Шамильевна

У Галины Шамильевны дом на улице Калинина. Она рассказывает, что если раньше вода и поднималась в реке, то никогда не доходила до их улицы. В этот раз утонул двор.

– Золовку полностью затопило. Два года назад у нее дом сгорел, она отстроилась заново, сейчас дом утонул. Они думали переждать паводок, забрались на крышу, но вода дошла и до верху. Их снимали местные — подплыли на лодке. Боялись, что утонут. Катастрофа огромная.

Она рассказывает, что 28 июня, в пятницу, около 15:00 по улице ходили волонтеры, раздавали листовки и предупреждали, что вода поднимется. Однако люди начали уходить только когда вода была уже по пояс.

Лидия Михайловна
Лидия Михайловна

На втором этаже школы в углу на стуле в очереди за выплатой сидит Лидия Михайловна. У нее сахарный диабет, она на таблетках. Женщина говорит, что в дом на улице Юбилейной заселилась месяц назад. Теперь его нет.

– Сейчас я живу у дочери, она наказывает не брать никакую гумпомощь якобы другие люди больше нуждаются, а у меня есть и еда, и вещи, и жилье. Я успела из дома только захватить паспорт и таблетки. Получила пенсию, она уже пришла.

Последствия стихии видны повсюду: на дорогах, тротуарах валяются доски, шифер, вещи. Кое-где на сухих местах стоят палатки, греются котелки на маленьких кострах — люди ночуют прямо здесь, стерегут вещи от мародеров. Федеральная трасса, которая проходит через город, теперь выглядит как мост – по обеим сторонам вода, в которой плавают дома, заборы, машины и даже тяжелая техника.

Мост через реку Ия выглядит устрашающе: течением к нему прибило целые уплывшие дома. На самом мосту валяются личные вещи, даже ящики с чьими-то фотографиями, альбомами и другими ценными для людей воспоминаниями.

Тут же ходят хозяева этих домов: балансируя на досках, они пробираются в жилища и вытаскивают, что еще можно использовать в хозяйстве.

Один из них, Павел, «пригласил» в свой дом, точнее, что от него осталось. Внутри — настоящий погром. Шкафы сломаны пополам, грязные обои висят клочьями, валяются ноутбук, синтезатор. И огромное количество детских игрушек. Павел поясняет, что у него трое детей. Взять из дома нечего. Только хозяин продолжал искать какую-то книгу. На вопрос, зачем, он говорит, что у него «там запрятана сотка».

Действительно — Павел открыл найденную книгу, а там — сувенирные «олимпийские» 100 рублей. «Сохранилась, надо же», — улыбается мужчина.

Павел
Павел

Одни из первых гуманитарную помощь начали собирать в Храме Покрова Божией Матери. Матушка Галина рассказывает, что продукты в основном передают в ПВР, а вещи и предметы первой необходимости – в затопленные деревни.

— Они же там совсем бедные. Туда ездим каждый день – люди просто сидят на улице! Их тоже залило, также унесло дома, но нет ни интернета, ни связи, они не могут докричаться. В городе страшно, а там еще страшнее. Но тут хотя бы как-то уже организованно, – говорит матушка. – Сначала мы не знали, как правильно делать. А потом быстро появились группы в мессенджерах, и мы начали фиксировать, например, улица 1-я Береговая, 35: грудной ребенок с мамой — нужны детские вещи, подгузники. И волонтеры начали собирать необходимую помощь и доставлять адресно.

Галина отмечает слаженность в работе добровольцев и сотрудников соцзащиты: «Столько мальчишек, девчонок приходят помогать, молодцы! Пришел грузовик из Братска, я думаю, как же мы будем втроем разгружать-то? А тут появились парни, встали живой цепочкой все перетаскали, тут же девчонки все рассортировали. И батюшка утром уже все отвез».

Но матушка с грустью говорит, что есть и те, кто пытается наживиться на чужом горе. «Приходят, нагребают — пользуются ситуацией. Но мы такие попытки пресекаем», — отмечает Галина.

Зафиксированы в городе также и случаи мародерства. Некоторые пострадавшие жители, придя к затопленному дому, обнаруживают разбитые стекла в окнах, а в самом доме нет ценных вещей. Обидно осознавать, что есть люди, способные взять вещи тех, кто и так остались без крова. А уж говорить о помощи пострадавшим и волонтерам в восстановлении города и говорить не приходится.

Сергей Коваленко
Сергей Коваленко

В центральном штабе удалось поговорить с сотрудником МЧС Сергеем Коваленко. Он не был дома уже пять дней. На вопрос об эвакуации рассказывает, что спасали людей всеми силами и средствами, но основная работа еще впереди. Сейчас предстоит разбирать завалы, очищать город, восстанавливать здесь хоть какую-то жизнь.

На выезде из города стоит баннер, который заставил вздрогнуть: «Тулунчане, хотите перемен?». Конечно, хотят — хороших, позитивных перемен, а не таких. Люди ждут их и верят в лучшее. Надеемся, что так и будет.

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20190703/flood/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Наводнение в Иркутской области
Загрузить комментарии

Истории, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход