Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Он бил меня ремнем на глазах у детей. История Елены

Детям Елены сейчас 13 и 6 лет. Младшего она не видела уже три месяца, а старший не хочет общаться — так его настроил ее бывший муж. Женщина встретилась с журналистом и рассказала свою историю. О том, как Елена пережила моральное уничтожение и побои, почему не может вернуть детей, и кто в Иркутске помогает жертвам домашнего насилия, — в материале IRK.ru.

«Бил он искусно, так, чтобы сильных следов не оставалось»

Елена пришла на пять минут раньше условленного времени. Она бегло бросила на меня взгляд и села рядом. После минутной паузы женщина тихо произнесла: «Я не видела своих детей несколько месяцев».

Со своим будущим мужем Елена познакомилась, когда еще училась в школе. Как положено, встречались, а потом и поженились. Женщина была уверена, что с мужчиной ей очень повезло: не пьет, хорошее образование, правильные семейные ценности — вместе они мечтали о большой семье. Первые несколько лет жили хорошо. А потом муж изменился: стал замкнутым и агрессивным. Елена винит во всем его работу — мужчина был оперуполномоченным уголовного розыска.

Поначалу ему удавалось не переносить на нее свою злость, но потом перестал сдерживаться. Ситуация в семье усугубилась с рождением первого ребенка. «Тогда он меня еще не бил, старался подавить и уничтожал морально. Попрекал отсутствием заработка, напоминал, что он сейчас добытчик, а я никто, хотя все годы жили в моей квартире», — вспоминает Елена. От мужа она только и слышала: «Перестань выносить мне мозг», «Да кому ты без меня нужна?».

Применять физическую силу во время ссор он начал не сразу, но со временем это стало происходить все чаще. Сначала были оскорбления и безобидные шлепки по любому поводу. После чего он просил прощения, «валялся в ногах», обещал, что так больше не будет. Какое-то время отношения становились даже лучше, а потом все по новой — оскорбления, унижения, добавились побои. «Бил он искусно, так, чтобы сильных следов не оставалось», — рассказывает женщина.

Елена
Елена

А потом в один день он взял кожаный толстый ремень и избил Елену так, что на ней не осталось живого места. Тогда женщина не выдержала и обратилась в судмедэкспертизу, прошла медицинское освидетельствование, однако заявление в полицию так и не написала, о чем сейчас сильно жалеет. «У нас были кредиты, на руках двое маленьких детей и мое заявление могло лишить Дениса работы», — объясняет она. Однако начальство узнало об освидетельствовании, и мужа все равно уволили через несколько недель.

Из-за того, что Елена ни разу не писала заявление в полицию, сейчас она не может доказать факты насилия.

Елена все же нашла в себе силы и подала на развод. Однако опять поверила обещаниям мужа. «Мои родственники мне советовали попытаться наладить отношения ради детей. Да и я хотела сохранить семью, вот и осталась», — с сожалением рассказывает она.

Елена замолчала. Было видно, как тяжело ей вспоминать последние годы их брака. Собравшись с силами, она продолжила.

Денис больше не поднимал на жену руку, он стал вымещать злость на старшем сыне, издевался над ним, бил его руками и ногами. Елена как могла закрывала мальчика собой, оттаскивала мужа, ей тоже доставалось. Тогда женщина забрала детей и сбежала с ними в Красноярск — оставаться в Иркутске было опасно. Но мужчина разыскал женщину, забрал детей, и ей пришлось вернуться в Иркутск.

— Я боялась его. Но и детей я не могла с ним оставить. К тому же наше законодательство таково, что место жительства детей определяется по их местонахождению. И я вернулась, — с горечью вспоминает Елена.

Домашнее насилие — это не только побои, но и постоянные унижения, оскорбления, психологическое давление и принуждение к сексу.

В Иркутске начался настоящий ад. Бывший муж обратился в полицию с заявлением, что Елена пьет и бьет детей, и заставил старшего сына дать против нее показания. Тогда Елена поняла, что одной ей не справиться. Она собрала последние силы и обратилась в кризисный центр «Мария». Там женщине оказали психологическую и юридическую помощь.

В апреле суд назначил психолого-педагогическую экспертизу детей, которая показала негативное влияние отца, их тяжелое моральное состояние. Елена выиграла дело и забрала младшего сына, старший решил остаться с отцом. «Накануне бывший муж со старшим ребенком инсценировали побои, как будто я и моя мама избили ребенка. Денис подал на меня заявление в полицию. Там уже выяснилось, что это все неправда», — с дрожью в голосе вспоминает Елена.

«Я хочу вернуть детей. Отец каждый день внушает им, что я плохая, что я их бросила и не люблю. Но я не знаю, что будет дальше и хватит ли у меня сил бороться».

Однако на этом история не закончилась. Через месяц бывший муж выкрал младшего ребенка, когда Елена оставила сына в детской игровой комнате и пошла в магазин. Оказалось, он все это время следил за ними. Елена уверена: он мстит ей, хочет уничтожить, а дети ему не нужны, он просто ими манипулирует. По последнему решению суда мужчина должен вернуть детей Елене. Однако он не торопится исполнять его. А приставы, по словам женщины, бездействуют.

— После всего, что было, вспоминаете ли вы о муже хоть что-то хорошее? — спрашиваю я Елену.

Елена задумалась. В ее глазах стоят слезы. Собравшись духом, она отвечает:

— Нет. Сейчас уже нет. Хорошие воспоминания однажды заставили меня вернуться к нему, сейчас я этого не хочу, не ради себя, а ради детей.

«Полиция не защищает женщину, когда та просит о помощи»

Кризисный центр «Мария», в который обратилась Елена, уже более девяти лет помогает пострадавшим от домашнего насилия. Там им предоставляют временное жилье и оказывают психологическую и юридическую помощь для возвращения к нормальной жизни. Руководит центром Наталья Кузнецова.

Наталья Кузнецова
Наталья Кузнецова

С тех пор, как домашнее насилие декриминализировали, рассказывает она, случаи издевательств и побоев в семье участились и стали более жестокими. «Связано это с ощущением полной безнаказанности. Многие женщины не заявляют в полицию, так как уверены, что там им не помогут и не защитят. Даже если жертва написала заявление, ей предлагают забрать его под предлогом, что она все равно передумает», — отмечает Наталья.

17 января 2017 года приняли закон о декриминализации домашнего насилия по отношению к близким родственникам. За синяки, гематомы, ушибы, раны, не повлекших серьезных последствий для здоровья, предусмотрена административная ответственность.

Как правило, поясняет Наталья, в семье все начинается с эмоционального насилия, когда жертве внушают, что она не такая как все, некрасивая, глупая, толстая, никому не нужна кроме того, кто сейчас рядом. Постепенно женщина начинает испытывать чувство благодарности, а оскорбления воспринимает как то, что она заслужила.

— Это так называемый «стокгольмский синдром», когда жертва испытывает симпатию к своему мучителю. Потом уже начинается физическое насилие. Чем дольше женщина находится в таких отношениях, тем больше попадает в зависимость от него. И вот из этого состояния выходить очень тяжело. Некоторые, кто нашли в себе силы уйти, потом возвращаются.

«Я не люблю женские тренинги. На них женщинам внушают, что мужчина — свет в окошке, и она должна все для него делать. И если ударил — ничего страшного, так бывает».

Сами жертвы в центр приходят только в полном отчаянии. Чаще звонят их знакомые, родственники или соседи, которые стали свидетелями насилия или случайно о нем узнали. Запуганные женщины редко рассказывают об этом даже своим близким. Например, на днях Наталье написала девушка, которая сообщила, что ее коллеге нужна помощь: женщину дома бьет муж, а чтобы она не сбежала от него, провожает и встречает с работы. Сейчас сотрудники центра пытаются с ней встретиться.

Анастасия Маркова
Анастасия Маркова

Насилие в семье крайне отрицательно влияет на формирование детской психики и может привести к психологическим травмам и расстройствам. Когда родители ругаются, поначалу они пугаются, плачут, а потом привыкают. Для них ссоры и драки в семье становятся нормой. Повзрослев, большинство мальчиков ведут себя, как и их отцы, а девочки выходят замуж за жестоких и агрессивных мужчин.

«Мать избила дочь проводом, и та ослепла на один глаз»

Однако нередки случаи, когда насилию подвергаются дети, их бьют и унижают в семье. Наталья тяжело вспоминает, как в центр обратилась 19-летняя девушка, которую вместе с 9-летним братом избивала собственная мать. Выяснилось, что мальчик не посещал школу, находился на домашнем обучении, а у девушки не было паспорта — мать забрала его сразу после получения, чтобы та не сбежала.

Если в семье вас бьют и унижают, надо обязательно обратиться в полицию. Важно писать заявления при каждом факте насилия. Если органы бездействуют, привлеките юриста, который поможет написать заявление так, что полиция обязана будет отреагировать.

— Девушка ослепла на один глаз после того, как мать избила ее проводом от фена. Мы отправили ее на обследование, но в больнице сказали, что время упущено, восстановить глаз нельзя. У мальчика были отбиты внутренние органы. Нам удалось довести дело до суда. К сожалению, мать выследила дочь, поговорила с ней и та отказалась от своих слов. В итоге женщина забрала детей и уехала с ними в Москву.

После этого случая, признается Наталья, она проплакала три дня. Ей было очень жаль детей, которым помочь она не смогла. Потом поняла, что не надо ждать результата, ни положительного, ни отрицательного. Иногда люди даже не хотят вспоминать, что с ними было, и как в центре им помогли — просто пропадают. Со временем она научилась не пропускать эти истории через себя, не ждать благодарностей и не давать оценку действиям сторон.

Но есть женщины, которые смогли выйти из отношений с насильниками или справиться с тяжелой жизненной ситуацией. Наталья рассказала, что несколько лет назад в центр обратилась девушка, которая три года отсидела за непреднамеренное убийство.

— Она с пяти лет жила в детском доме, — вспоминает Наталья ее историю. — В 18 лет, как только выпустилась, она разыскала свою мать, которая не работала и пила. Бедная девочка решила помочь, стала к ней приходить. И в один из визитов ее изнасиловал сожитель матери. Защищаясь, она убила его отверткой в шею.

Девушку приговорили к трем годам тюрьмы. После освобождения сошлась с мужчиной, который отсидел 15 лет. Они поженились, родили детей и сейчас помогают тем, кто оказался в сложной ситуации. «Истории разные бывают», — задумчиво произнесла Наталья.

О насилии надо говорить вслух

Проблема домашнего насилия для многих является закрытой темой, и жертвы зачастую не могут набраться смелости и обратиться в кризисный центр, в полицию или даже рассказать родным. «Людям стыдно и неудобно, — поясняет Александра Тунко, идеолог женской конференции „Всмысле“. — Вместе с декриминализацией насилия в семье это умалчивание развязывает руки многим людям».

Александра Тунко
Александра Тунко

— Есть мнение, что такие истории происходят только в неблагополучных семьях, — отмечает Александра. — Это не так. Часто доход у семьи высокий. Женщины терпят побои, унижения оскорбления только потому, что они материально зависимы от мужчин. Это нормально — быть самостоятельной, так как в жизни может случиться все, что угодно, и важно быть к этому готовой.

Пострадавшие от домашнего насилия могут обратиться в кризисный центр «Мария» по адресу: улица Шахтерская, 24 в будние дни с 10.00 до 18.00 часов или позвонить на телефон 8 (901) 674-87-13

История записана со слов Елены и является мнением одной стороны конфликта.

Изображения Семена Степанова

Фото Анастасии Влади

  • Omerta 24 ноября 2019 в 07:25 0

    Девушки-женщины совсем не комментируют…Нам их всё-равно не понять…Хотя прекрасная аналогия есть-армия. Не знаю,как сейчас,но во время службы была куча примеров,когда солдаты терпели унижения,да ещё какие от старослужащих,да и от своих же…Здесь просто тип женщин,которые терпят, таких…

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля